Акт о капитуляции. Часть 4

Акт о капитуляции. Часть 1

Акт о капитуляции. Часть 4

Читать первую, вторую и третью части >>

За авторством Адама Уизера. Изначально третья часть этого рассказа была опубликована в журнале Jump Point 4.8.

– Сосредоточить огонь; слишком много промахов мимо кормы, – грубо скомандовала Уоллес, когда выглянула изучить ход битвы. Между двумя кораблями пробегали завораживающие волны лазерного огня. На короткий миг она даже забыла, что каждый такой пучок несёт в себе смерть, и затерялась в их странной красоте.

Для «Полумесяца» это был шанс остановить флагман Теварин и не позволить ему напасть на Крион. Тевы были зажаты между ними и роем противокорабельных мин. Поскольку их мощные щиты «Фаланга» могли единовременно защищать только одну сторону корабля, они решили закрыть нос от мин, оставив корму уязвимой для атаки.

– Всплеск сигнатуры... по правому борту, главное орудие, – закричал матрос Доетри.

Предупреждение вернуло Коммандера Уоллес к реальности. Она проверила угол  и провела быстрый расчёт, – Вперёд ещё на 1000 метров, отклонение по вертикали плюс 10 градусов. Полную мощность на носовые щиты.

Массивный корабль устремился вперед и повернул в тот самый момент, когда Тевы произвели выстрел. Снаряд едва разминулся с их правым бортом. По потрескиванию щита можно было понять, насколько близко он прошёл от корпуса.

Кобёрн проревел со своего терминала, – Щиты Тевов снова развернулись. Мы вышли на угол атаки их двигателя по правому борту.

Коммандер Уоллес посмотрела на голосферу. Кобёрн был прав.

– Снизить мощность носовых щитов до 50% и перенаправить энергию на рельсовую пушку. Я хочу, чтобы их правый двигатель перестал существовать, ясно?

– Рельсовая пушка готова!

Кобёрн взглянул на Коммандера Уоллес. Она позволила ему скомандовать.

– Давай.

Кобёрн ухмыльнулся. – Огонь!

Уоллес увидела, как снаряд из рельсовой пушки пролетел через космос и пробил двигатель. После попадания внутри произошло ещё несколько детонаций, после чего весь двигатель, наконец, взорвался.

На мостике вспыхнуло ликование, а Уоллес с облегчением выдохнула и облокотилась на перила. Без одного двигателя Тевам будет очень непросто выбраться из поля астероидов. Один только этот фактор порушит их планы атаки на Крион.

– Они запускают корабли, сэр! – воскликнул матрос Тиллман.

Истребители и абордажные суда Теварин хлынули в космос и рассеялись по сторонам. Некоторые из них скрылись на дальней стороне теваринского флагмана, чтобы обезвредить мины. Тем временем, бόльшая часть кораблей нацелилась на «Полумесяц».

– Кобёрн, заблокируй шлюзы. Мы не можем позволить им...

Но Кобёрн прервал её. – Получил доклад от Эрнандеза из сектора шесть. Они уже схватили одного Тева.

Должно быть, это и есть наш диверсант, подумала она. Кто знает, сколько их уже проникло на борт.

– Запечатать все переборки и отправить космопехов прочесать каждый дюйм корабля. Начать с секторов, где располагаются главные компоненты, или которые соединены с мостиком.

Внезапно между «Полумесяцем» и кораблём Теварин возникли щиты «Фаланга», а это значило, что теперь нанести им дополнительный урон будет куда труднее.

Тогда Коммандер Уоллес осознала ситуацию. Повредив двигатель теваринскому флагману, они обезопасили Крион от возможной атаки, но зато противник теперь мог направить всю свою огневую мощь против «Полумесяца».

Диверсант повредил нам электропитание, а у них взорван двигатель. Значит, никто из нас в ближайшее время не покинет поле боя, подумала она. По крайней мере, не оба корабля сразу.

*  *  *

– Паридес! Отбой, чёрт возьми.

Драк неподвижно лежал на полу, когда коспомех с синяком под глазом направил ствол оружия ему в голову. Он видел, как этот боец только что вырубил другого человека, а выражение гнева на его мясистом лице ясно давало понять, что он готов сорваться снова. Тем не менее, другой молодой космопех, похоже, пытался упокоить его.

Старший космопех вышел вперёд, – Паридес! Какого хрена ты творишь?

Паридес медленно опустил оружие. Старший космопех осмотрел место происшествия.

– Встать, сейчас же! – закричал старший космопех, но Драк остался лежать на полу. Оперативная подготовка научила тех теваринцев, кто владел человеческим языком, держать этот факт в секрете. Возможно, в сложившейся ситуации это было его единственное преимущество.

– Он сказал, встать, – Паридес пихнул Драка в спину прикладом винтовки. – Встать!

Паридес ударил его сильнее. Драк медленно поднялся, держа руки постоянно на виду. Паридес толкнул его к стене коридора.

Между тем другой космопех проверил состояние лежащего без сознания человека. – Надеюсь, оно того стоило, Паридес. Теперь кому-то придётся тащить его обратно в камеру. Догадайся, кто это будет.

– Паридес открыл было рот, но быстро передумал перечить и ответил, – Да, сэр.

– Пошли. Мы и так уже потратили кучу времени.

Паридес медленно отошёл от Драка, закинул своё оружие за спину и поднял бессознательное тело человека.

– Ну же, двигай, – приказал старший космопех.

Драк шагнул вперёд, но затем остановился. Старший космопех посмотрел на него – неужели этот Тев понял, что я сейчас сказал?

По всей палубе пронёсся вой сирен.

– Отряд, стой. – Группа повернулась к старшему космопеху, который что-то разглядывал на своём личном коммуникаторе. – Планы изменились. Введён протокол противодействия абордажу. Нам нужно немедленно прочесать этот сектор.

Драк обрадовался тому, что визор его шлема был достаточно затемнён, чтобы скрыть улыбку. Это означало, что воины Риджоры уже направлялись сюда.

– Сэр, – сказал Паридес, – что нам делать с этой парочкой? Гауптвахта далеко отсюда.

Старший космопех бросил на него суровый взгляд. – Заткнись и следуй за мной.

*  *  *

Грохот разбудил Хикори. Он пришел в себя, лёжа лицом вниз на холодном полу. В голове у него стучало, а перед глазами стоял туман. Он перевернулся на спину, сел и быстро поморгал, чтобы сфокусировать зрение.

Итак, одно можно было сказать наверняка – он находился не в карцере. Через металлическую сетку он разглядел полупустой грузовой трюм корабля. Хикори попытался осмотреться вокруг, но яркий свет заставил его вновь закрыть глаза.

Клетка. Они засунули его в клетку.

Хикори осторожно проверил затылок и вздрогнул, когда нащупал то место, куда пришёлся удар. Могло бы быть и хуже. Ничего не сломано, и он помнит всё до момента удара по голове.

Когда волна боли утихла, сквозь сетку своей клетки он заметил странный силуэт слева.

Там безмятежно сидел теваринец. Шлем на коленях, глаза закрыты. Он то ли медитировал, то ли молился, то ли занимался ещё чем-то непонятным.

Хикори ухватился за дверь грузовой клетки и потряс её. Она едва поддалась. Минимальный люфт означал, что дверь была крепкой и с мощным замком. К счастью, он сумел просунуть руку между прутьев сетки и нащупать переднюю часть металлического кожуха, за которым находился замок. Хикори выдохнул с облегчением – там была замочная скважина.

Он убрал руку и сел спиной к двери. В этот момент он заметил, что теваринец подозрительно следит за его действиями. Хикори в равной мере не доверял Тевам, но понимал, что в сложившейся ситуации этот чужак может быть полезен. Тем более он владел человеческим языком.

– Видел поблизости охранников?

Тев покачал головой.

– Смотри в оба, пока я работаю, – он сунул руку в правый рукав скафандра. – Есть идеи, почему они бросили нас сюда? Я пропустил эту часть.

Спустя несколько секунд молчания Тев всё же решился ответить, – Их позвали в бой. Гауптвахта оказалась слишком далеко.

Хикори вытащил мультиинструмент из потайного кармана в рукаве и перебрал несколько орудий, – Хочу заметить, у тебя интересный акцент.

– Недостаточно человеческий для тебя?

– Нет, я не об этом. Просто я слышал такой лишь в одном единственном месте... на Олимпе. Ты много времени провёл там?

Теваринец открыл глаза и на мгновение посмотрел на Хикори, после чего вновь вернулся к медитации. – Детство.

– Я тоже жил там несколько лет, пока был, ну... это хорошее место, чтобы скрыться из виду.

– Да.

Хикори встречал много Тевов на Олимпе. Он наблюдал, как ужасно обращались с большинством из них, но помимо этого он также видел, как они действовали, когда ситуация выходила из-под контроля. Он нашёл крючок в своём мультиинструменте и зафиксировал его, – Кстати, меня зовут Хикори.

– Драк.

Хикори осторожно просунул руку между прутьев и направил мультиинструмент на замочную скважину. Внезапно корабль тряхнуло. Мультиинструмент выскользнул из руки. Глухой металлический удар о корпус разнёсся по грузовому трюму. Хикори глянул сквозь сетку и увидел, что инструмент упал за пределы досягаемости.

Череда ругательств изверглась у него изо рта. Хикори повернулся и увидел, как Драк опустился на пол и своими длинными тощими руками схватил мультиинструмент. – Ты наш спаситель, Драк.

Он протянул руку, но обнаружил, что Драк не собирается отдавать инструмент. Вместо этого теваринец принялся перебирать различные орудия. – Неужели?

Хикори почувствовал комок в горле. На его глазах Драк вытащил крючок и осмотрел ряд выступов на конце. Затем он просунул руку через решётку.

Что он делает? Очевидно, что этот теваринец никогда прежде не взламывал такие замки.

После этой мысли он заволновался. Насколько сильны были Тевы? Что, если он просто погнёт инструмент? Это обнулит все их шансы на побег. Хикори не выдержал. – Осторожно, не налегай на инструмент. Это деликатная вещь. Медленнее и спокойнее.

Драк пристально посмотрел на Хикори, не отрываясь от работы над замком.

– Что? Я пытаюсь помочь. Понимаешь, мне просто... нужно выбраться отсюда. Я не могу вот так взять и погибнуть тут.

– Не стоит страшиться смерти; это правда. Сегодня Риджора много раз вытаскивала меня из её объятий. Теперь она принесла мне необходимый инструмент, чтобы я сбежал и помог уничтожить этот корабль.

Хикори не мог точно сказать, какое выражение тогда возникло у него на лице, но Драк прочитал его совершенно ясно. – Может ты и понял бы это, если бы верил не только в самого себя.

– Риджора явно сделала много хорошего для тебя. Например, поместила тебя на сторону проигравших в двух войнах.

– Двух войнах? – Драк посмотрел на него со смесью интереса и подозрения.

Всё верно, откуда же ему знать?

– Эта война... она окончена.

*  *  *

Мостик слегка покачнулся. Ещё один выстрел из теваринской пушки осветил правый борт «Полумесяца».

– Как там наши щиты? – спросила Коммандер Уоллес.

–  Эффективность упала до 43%.

– Нам нужно снова ввести в строй тот батарейный блок.

Кобёрн сверился с личным планшетом. – Весь персонал в этом секторе, кто умеет чинить батареи, занят их ремонтом. Космопехи всё ещё ведут поиски. Покуда мы не будем уверены, что на борту нет других Тевов, слишком опасно открывать переборки.

Коммандер Уоллес обратилась к терминалу перед собой для сравнения урона, полученного их кораблём и Тевами. – Хорошо, но сразу же после завершения обыска отправляйте туда помощь.

– Айерс, изменить курс! – рявкнул Кобёрн. – Такую схему движения даже я смогу раскусить.

«Полумесяцу» пришлось нырять и уклоняться от огня Тевов, одновременно с этим пытаясь обойти щиты «Фаланга», чтобы нанести урон противнику. До сих пор Айерс неплохо справлялся с маневрированием, но было очевидно, что он устал. По статистике «Полумесяц» начал получать больше повреждений, чем наносить.

Внезапно зазвучали сигналы тревоги. Нет, этого не может быть...

– У нас прорыв! Множественные контакты в секторе шесть...

Коммандер Уоллес и Кобёрн переглянулись. Это уже перебор. В такой ситуации восстановить батарейный отсек им не удастся. И без всяких расчётов Уоллес поняла, что их шансы на выживание только что резко упали.

Она сделала всё возможное, чтобы подавить в себе этот нараставший ошеломляющий страх, и только после этого начала говорить, – Бойцы и турели должны защитить этот сектор от новых абордажных команд. Если враг сделал на них основную ставку, мы должны отрезать их. Мы не выживем, если они заполонят весь наш корабль.

*  *  *

Грохот грузовых ящиков вокруг указывал на усиливающуюся битву. Драк молчал с тех пор, как человек сказал ему о конце войны. Он просто не мог избавиться от ощущения правдивости этого заявления. Впервые за всю войну они столь долгое время не получали сообщений от Корат'Тала.

Конечно, он окажется полным глупцом, если просто так поверит человеку на слово. Он посмотрел на Хикори, который нервно постукивал пальцами по клетке. Этот человек, по меньшей мере, не вызывал доверия.

– Как ты узнал, что война окончена?

– Я нашел Акт о капитуляции, когда копался в обломках военных кораблей в системе. Один из них, должно быть, поджарился в электрическом шторме до того, как успел передать новости.

Акт о капитуляции был священным текстом Риджоры, использовавшимся для завершения конфликта. И всё же, само его наличие ничего не значило без подписи их святого лидера. Так что Драк продолжил давить, – Правда? И чья подпись там стояла?

– Пакал'Дора.

Драка охватило чувство облегчения, – Ты видел фальшивку. Только Корат'Тал имеет право подписывать Акт о капитуляции.

– Думаю, это вряд ли возможно, – сказал Хикори, сменив позу и выпрямив спину. – Корат'Тала распылило на атомы. Говорят, он планировал какую-то крупную атаку и обстоятельно подготовился к ней. По всей видимости, он потерпел поражение, после чего привёл остатки выживших в ваш родной мир, где они протаранили планету на своих кораблях.

Хикори взглянул на Драка. Тот сидел совершенно неподвижно и с невозмутимым видом.

– Так что не знаю. Полагаю, Пакал'Дор принял командование как следующий по субординации. Ты больше понимаешь в теваринской армии, так что тебе лучше знать.

Теперь всё встало на свои места. Правда смотрела ему в лицо, но он не хотел принимать её. Если это так, Корат'Тал навлёк огромный позор на себя и на весь теваринский народ.

Риджора строго запрещает суицид в бою. Там чётко предписано – принять полную почётную капитуляцию в случае, если тебя загнали в угол.

Осознав реальность происходящего, Драк понял, что теперь ему как никогда прежде важно сбежать из этой клетки. Только он мог спасти своих собратьев по оружию от позора сражения за бесчестного лидера.

– У тебя он есть? Акт о капитуляции.

– На моём корабля.

– Здесь?

Хикори покачал головой, после чего указал на встроенный в его костюм планшет, – Нет, но я точно знаю, где он.

Драк поднял мультиинструмент, и Хикори раскрыл глаза.

– Я помогу тебе выбраться с этого корабля, если ты отдашь мне Акт о капитуляции.

Хикори кивнул, – Конечно.

Драк протянул ему инструмент. Хикори взял его и принялся ковыряться в замке на двери клетки.

*  *  *

Уоллес смотрела на расходящиеся по щиту «Полумесяца» волны после поглощения им очередного попадания. Общая эффективность щита снизилась ещё на один процент. Она понимала, что долго такая перестрелка продолжаться не может. Они проигрывали.

Кобёрн подбежал к ней, что само по себе было недобрым знаком.

– Доклад из сектора шесть. Эрнандез потерял троих и был вынужден отступить к главному ангару. Его команда вместе с лётным экипажем старается заблокировать зону, но рано или поздно Тевы всё равно попытаются пробиться внутрь.

Терминал перед Коммандером Уоллес запищал. Она посмотрела на экран и изучила результаты. Ранее она заметила одну особенность в поведении щита «Фаланга». Всякий раз после поглощения им удара поток энергии из корабля быстро устранял повреждения и возвращал щиту полную мощность.

Поэтому она наложила результаты серии сканирований друг на друга. Все вместе они помогли отследить путь этих потоков энергии до определённых отсеков корабля. Возможно, если они ударят по этим местам, им удастся сбить щит.

– Коммандер, вы слышали, что я сказал?

– Эти точки здесь. Видите их? – Кобёрн кивнул в ответ. – Отсюда щит «Фаланга» получает энергию.

– Атака!

Уоллес и Кобёрн посмотрели вверх и увидели Шакала, который на бреющем полёте заходил на атаку мостика. Оказавшись прямо над поверхностью корпуса «Полумесяца», он открыл огонь из обоих стволов. При этом истребитель умело вращал свой маленький щит «Фаланга» из стороны в сторону, отбивая ответные атаки.

– Сосредоточить огонь. Уничтожьте эту штуку, сейчас же! – закричал Кобёрн.

Выстрелы Шакала врезались в корабль перед мостиком, но сам нападавший внезапно вошёл в неконтролируемый штопор. Попадание повредило его крыло. Шакал отчаянно, но безуспешно пытался сохранить курс и в конечном итоге спиралью протаранил «Полумесяц», лишь немного не дотянув до мостика.

Корабль сотрясло взрывом. Облако обломков разлетелось во все стороны, заблокировав вид на битву. Кобёрн встал на ноги. – Нам нужно что-то предпринять, иначе мы долго не продержимся.

Коммандер Уоллес кивнула, – Передайте Виллар эти координаты. Давайте вырубим их щит.

– Мы смотрим на один и тот же щит?

Уоллес кивнула. – Айерс, разворот в направлении 273. Перенаправить щиты вперёд...

Все на мостике замерли. Некоторые обменялись озадаченными взглядами.

– Подтвердите... 2-7-3, сэр? – неуверенно переспросил Айерс.

– Но это направление выведет нас прямо на врага, – сказал Кобёрн. Уоллес выжидающе повернулась к старпому. Наконец, он выдавил из себя "Сэр".

– Подтверждаю, – громко произнесла Уоллес, глядя вниз на Кобёрна. – Как вы заметили, нам нужно что-то предпринять.

– Я не имел в виду самоубийство.

– Мы пройдём через их щит, ударим по этим точкам, после чего, может быть, наконец-то начнём наносить им реальный урон.

– Если только перед этим они не сотрут нас в порошок.

– Значит, гарантируйте, чтобы этого не случилось. – Уоллес осмотрелась вокруг.

Экипаж как будто оцепенел.

– Люди, вы получили приказы. Выполняйте, – прокричала она. Кобёрн вернулся к своему терминалу.

– Виллар, мне нужно, чтобы все орудия были готовы открыть огонь по новым целям по моей команде.

*  *  *

Драку удалось устоять на ногах. Хикори повезло меньше. Несколько мгновений назад мощный взрыв сотряс корабль, из-за чего человек свалился со стены и рухнул на пол. К счастью, найденный в грузовом отсеке шлем помог смягчить удар.

Он подбежал к Хикори и помог тому встать на ноги. Вместе они продолжили путь к своей единственной надежде – ангару. Внутри будет полно персонала, но таки или иначе, это их единственный шанс убраться с этого корабля. Прямо на ходу Хикори продолжал возиться с настройками шлема.

– Направо, – отозвался Хикори.

Драк завернул за угол и замедлил шаг. В конце коридора находилась гермодверь со следами пролома. Беглецы медленно приблизились к зияющей дыре. Изнутри доносились крики и рассредоточенные звуки выстрелов.

– Мои люди прорвались в ангар.

Он подкрался к двери и осмотрел ангар. На полу валялись тела людей и теваринцев, по которым можно было восстановить ход битвы. Защитники возвели серию самодельных баррикад, но нападавшие сумели их преодолеть. Немногие выжившие люди попрятались за укрытиями поодиночке либо небольшими группами и вели отчаянный огонь по всему, что двигалось. Драк видел, как воины Теварин перебегали от одного укрытия к другому, пытаясь обойти оставшиеся очаги сопротивления с флангов.

– Есть корабли?

– Один, на дальней стороне. Никогда раньше такого не видел.

Хикори заглянул в ангар. – Чёрт, это просто инженерное судно.

– Ты умеешь им управлять?

– Конечно. Это не проблема.

– Тогда в чём же проблема?

– Оно безоружно и в лучшем случае оснащено самыми слабыми щитами.

– Да?

– Знаешь, там внутри идёт бой. – Хикори нервно посмотрел на Драка, – Как мы проберёмся на корабль?

– Максимально быстро. Следуй за мной и не высовывайся.

Драк шагнул через пролом и поторопился укрыться за импровизированной баррикадой, которую наспех воздвигли для обороны этой двери. Через несколько мгновений к нему присоединился Хикори.

Корабль стоял прямо напротив них, в другом конце ангара, но чтобы добраться до него, парочке нужно было сперва преодолеть широкую открытую площадку. У них не было ни единого способа пройти через ангар незамеченными.

Неожиданно пронзительный визг заполнил ангар. Теваринский воин бросился на баррикаду, приняв огонь окопавшихся за ней людей на себя. Тем временем ещё один теваринец подкрался к укреплению с другой стороны. Внезапно человек осознал свою ошибку и развернул оружие, но было уже слишком поздно. Теваринский воин выхватил своё оружие и выстрелил в него.

– Пошли, сейчас, – сказал Драк. Под сопровождающие звуки выстрелов он бросился к ближайшей к кораблю баррикаде. Приблизившись к ней, он проскользил по полу и спрятался за укрытием. Его сердце бешено колотилось от крайнего возбуждения и восторга.

Он повернулся, чтобы убедиться, что Хикори следует за ним. Однако человек даже не стал прятаться за баррикадой, а вместо этого побежал прямиком к кораблю. Хикори запрыгнул внутрь и запустил предстартовую подготовку. Корабль взревел, чем привлёк к себе всеобщее внимание.

Драк подбежал к корме корабля, открыл грузовой отсек и забрался внутрь. Он повернулся и увидел, как вслед за ним к рампе спешит теваринский воин с оружием наготове. Увидев, что Драк тоже теваринец, воин остановился и с любопытством посмотрел на него. Внезапно корабль накренился вперёд, из-за чего воин упал. Драк нажал кнопку и закрыл грузовую дверь.

– Давай выбираться отсюда, – крикнул он Хикори.

– Теперь самая лёгкая часть. – С этими словами Хикори увеличил тягу и вывел корабль из ангара. Они промчались сквозь воздушный экран и погрузились в водоворот битвы. Пространство между двумя массивными флагманами было заполнено плотным облаком разрозненных обломков от уничтоженных кораблей.

Истребители, как человеческие, так и теваринские, рассекали космос, преследуя захваченные цели и извергая потоки огня из орудий. Вокруг царил настоящий ад.

Хикори изо всех сил пытался уклоняться от перекрестного огня. Когда ему всё же удалось вырваться из напряжённого сражения, Драк впервые сумел хорошо рассмотреть поле боя. Казалось, «Полумесяц» собирается протаранить корабль Теварин. С учётом последних событий можно было предположить, что пойти на таран вместо отступления было осознанным стратегическим решением.

*  *  *

Прошло несколько минут, но Хикори продолжало казаться, что его сердце вот-вот вырвется из груди. Каким-то образом ему удалось вывести корабль из хаоса масштабной войны и выжить. Теперь безмятежность открытого космоса резко контрастировала с тем опытом, что они пережили буквально минуты назад.

– Далеко ещё? – спросил Драк из грузового трюма.

– Почти на месте, – ответил Хикори, не отрывая взгляд от сканера.

Чем сильнее они удалялись от пояса астероидов, тем больше нервничал Драк. Он призвал Хикори лететь быстрее. Этот корабль был построен для решения самых разных задач, вот только быстрые полёты не входили в их число.

Из скафандра Хикори раздался тонкий писк. Они были уже близко. Он увеличил радиус сканирования, и на радаре показалась отметка.

Спустя несколько мгновений в поле зрения появился его корабль, «Долос». Отчасти Хикори уже был готов смириться с мыслью, что никогда больше его не увидит. Хикори заглушил двигатели и повернулся к Драку. – Ну и каков план?

– Если Акт подлинный, там будет содержаться серия кодов для подтверждения его достоверности моими людьми.

– Хорошо. Я всё сделаю, – Хикори похлопал Драка по плечу на пути к люку. – Желаю удали, и спасибо за помощь.

– Я иду с тобой.

– Ничего личного, но я никому не позволяю подниматься на борт моего корабля.

– Прости, что не верю тебе на слово. Мои люди, равно как и твои, будут умирать до тех пор, пока не узнают правду. Я обязан удостовериться, что это сообщение станет достоянием гласности.

На несколько секунд между ними повисла тишина. Хикори не мог вспомнить, когда он последний раз пускал кого-то постороннего на свой корабль.

– Мы можем сразиться за эту возможность, если ты так хочешь.

– Хорошо, хорошо. Пойдём.

Они вдвоём выбрались из корабля и отправились на «Долос». Оставалось надеяться, что передача не придёт слишком поздно.

*  *  *

Коммандер Уоллес смотрела, как нос «Полумесяца» проходил сквозь щит «Фаланга». Едва миновав защитную поверхность, он тут же был встречен шквальным огнём с теваринского корабля. Как только прошла первая волна, Кобёрн скомандовал, – Орудия! Огонь.

«Полумесяц» ответил потоком выстрелов. Массивные снаряды врезались в корпус корабля Теварин. Уоллес посмотрела на терминал перед собой.

Мощность «Фаланги» упала на десять, нет, двадцать процентов. Это сработало! – прокричал Доетри со своей станции.

– Вернуть мощность на щиты, – приказал Кобёрн. – Айерс, вывести корабль на курс атаки следующей точки, и быстро.

Кобёрн посмотрел на Коммандера Уоллес. Огонь в его глазах говорил сам за себя: похоже, их план удался.

Контратака Теварин заставила щиты бешено вспыхнуть. Часть выстрелов прошла насквозь и продырявила некоторые детали на корпусе массивного флагмана. Однако «Полумесяц» выстоял.

– Пушки будут готовы через десять секунд!

– Ждём тебя! – прокричала Уоллес.

Внезапно щит «Фаланга» полностью исчез. По мостику пронеслось всеобщее ликование. Уоллес взглянула на экран. Что-то здесь было не так.

– Выйдем из зоны поражения пушек ближнего боя, – приказал Кобёрн. – После чего сотрём их в порошок.

– Мы получили сообщение по аварийному каналу, – отозвалась Дарша со станции связи. Коммандер Уоллес глянула на свой терминал, чтобы прочитать его.

– Мы на позиции, сэр!

– Подготовить рельсовую пушку и...

– Не стрелять!

– Коммандер! – крикнул Кобёрн. – Это наш шанс закончить бой.

– Они передали, что сдаются. Они опустили «Фалангу», чтобы продемонстрировать серьёзность своих намерений. Подождите... они также говорят, что война окончена.

– Что? Они знают, а мы нет, как такое возможно? Это ложь. Нельзя верить этим Тевам.

– Следите за языком, старпом.

– Проверить сканеры. Бьюсь об заклад, пока мы тут болтаем, ещё больше Праулеров подбираются к месту прорыва – прокричал Кобёрн со всё усиливающейся паникой в голосе. – Мы должны прикончить их прямо сейчас, пока у нас есть шанс. Виллар, открыть огонь из этой чёртовой рельсовой пушки!

На этот раз Виллар не последовала приказу Кобёрна. Она посмотрела на Уоллес.

– Какой приказ, сэр?

Уоллес окинула взглядом мостик. Впервые весь экипаж ждал ответа от неё, а не от Кобёрна.

– Отбой. Открыть каналы связи. – Уоллес повернулась к Кобёрну, который всё ещё дрожал от ярости. – Надеюсь, у нас не возникнет проблем, старпом?

Кобёрн выдержал пристальный взгляд Уоллес. Похоже, овладевшая им безрассудность утихла. – Нет, сэр.

– Хорошо, – Уоллес подошла к голосфере. – Теперь посмотрим, что они скажут.

*  *  *

Драк слушал военную радиопередачу ОЗИ из инженерного судна, пока Хикори чинил с его помощью свой корабль. Сообщение пришло как раз вовремя. Корабль Теварин был спасен. Он получил серьезные повреждения, но значительная часть экипажа была ещё жива.

Команда «Полумесяца» не знала, что делать со всеми выжившими. Корабль Теварин слишком сильно пострадал и не мог самостоятельно выбраться из пояса астероидов. Затем они услышали призыв воспользоваться транспортами для доставки выживших.

– Похоже, я закончил, – сказал Хикори с кресла пилота. – Пожалуй, мне лучше убраться подальше на случай, если «Полумесяц» решит выдвинуться в этом направлении. Быть может, ты для них больше не враг, но вряд ли то же самое можно сказать про меня.

– Желаю удачи. Надеюсь, впереди тебя ждут лучшие дни, – ответил Драк и почтительно склонил голову.

– Что теперь собираешься делать?

Драк задумался на мгновенье.

– Не знаю.

Хикори улыбнулся и открыл люк. Затем остановился и оглянулся. – У меня есть одно дело в пространстве Бану, но, хм... между нами и Бану много разных мест. Я могу высадить тебя, где захочешь.

Драк посмотрел на него и кивнул. – Да. – Хикори улыбнулся ему в ответ. Они молча вышли из судна и перебрались на его корабль. Пока Хикори готовил «Долос» к взлету, Драк пробрался в кормовую часть. Он лёг на кровать и мгновенно заснул, не зная, куда направляется или где будет находиться, когда проснётся.

Впервые в жизни такое положение дел его вполне устраивало.

КОНЕЦ

Перевод: H_Rush

Оригинал

Ресурс star-citizen.ru существует на добровольных началах. Если вы хотите поддержать нас, вы можете сделать это по ссылке. Мы будем очень признательны вам!

H_Rush administrator

    Поддержи проект

     

    Если вам нравится наш проект, и у вас есть возможность поддержать переводчика, то это можно сделать по этой ссылке.
    Спасибо что выбираете нас