Перейти к содержанию
Искать в
  • Ещё...
Поиск результатов, которые...
Поиск результатов в...
knigochey

Слёзы Кассандры

Рекомендуемые сообщения

CalMasonFI_Crop.jpg

 

Слезы Кассандры

 

Глава первая

Система Центавра.
Авианосец ОЗИ «Джемини».
 
Четыре недели... Четыре долгих недели прошло с тех пор, как Кэл Мэйсон спас похищенного дипломата кси'ан, и только сейчас его выписали из госпиталя. Им овладела жажда, та жажда, которая настигает пробывших на земле слишком долго. Жажда, которая присуща только пилотам. Ноги уже как будто не в силах нести тебя дальше, необходимы крылья и двигатель, чтобы оторваться от этой бренной земли и устремиться в небо, к звездам.
 
Тот взрыв в системе Вега не прошел бесследно – сломанное ребро все еще давало о себе знать, но Кэлу было все равно. Он был обязан выбраться. Придерживая бок, Кэл поковылял в свою каюту. Очередная смена патруля только что приземлилась. Патрульные миновали его по пути на доклад.
 
– Здорово, Мэйсон. Наконец-то выписали?
 
Кэл повернулся. Пэнни выглядела усталой, но как всегда бойкой. Если и есть что-то в этой вселенной, способное ее омрачить, то Кэл этого пока не видел.
 
– Пока не официально. Как оно там, малышка?
 
– Опасность на каждом углу. Сам знаешь, – сказала она, озорно подмигнув. – Отметился у Дедули?
 
– Как раз туда и иду.
 
Пэнни перешла на бег, стараясь догнать свой отряд. Она расслабила ленту для волос, распуская свои огненно-красные локоны, и оглянулась.
 
– Кстати, Кэл, – сказала она, пятясь, – не называй меня малышкой.
 
 
Адмирал Шоуволтер был не в настроении. Если и было что-то в этой вселенной, способное развеселить Шоуволтера, то Кэл этого пока не видел. Адмирал, более известный как «Дедуля» среди особо суицидального личного состава, был прожженным солдатом, участником множества наземных кампаний, сотен вылазок, и, в чем Кэл был уверен, дюжин секретных операций. Нелегкая служба Шоуволтера наложила на него неизгладимый отпечаток. Его вечно хмурый взгляд был непроницаем, но улавливал любую мелочь.
 
– Ты все еще должен валяться в койке, – проворчал он, бегло просматривая врачебный диагноз на своем дисплее. – К тому же тебя на сто метров никто к кораблю не подпустит до конца расследования. Западный Штаб серьезно взялся за меня из-за твоих выкрутасов.
 
– Виноват, сэр! – Кэл с трудом сдерживал улыбку. Погоня за контрабандистским кораблем на форсаже по оживленному городу Титус в час пик была просто обязана кого-нибудь возмутить. По крайней мере, это была классная погоня.
 
– Не извиняйся. Хорошо сработал. Я не собираюсь оставить тебя на растерзание волкам.
 
– Спасибо, но как бы вам самим из-за меня не сесть в лужу.
 
– Отставить, Мэйсон. Думаешь, совсем я на старости лет сдал, не могу уладить пустяковый дипломатический конфликт? – Именно поэтому все подчиненные Шоуволтера были готовы за него жизнь отдать.
 
Шоуволтер выключил дисплей и оглядел Мэйсона:
 
– Но в строй тебе все равно рано.
 
– Я буду просить на коленях.
 
– А мне придется врезать больному человеку. Уматывай давай отсюда.
 
Кэл решил прибегнуть к тактическому отступлению. В любом случае он собирался вернуться в небо, главное – понять, как.
 
Такой шанс представился раньше, чем он ожидал.
 
В тот же момент, как отряд вандуулов вторгся в систему, по кораблю разнесся сигнал бедствия. Загремел решетчатый пол, заревели двигатели, огромные ворота ангара распахнулись.
 
Пока НавКомпьютер Пэнни загружался, она пристегнулась, осмотрелась и тут же заметила Кэла, пробегавшего мимо ее корабля. Тот с хитрой ухмылкой выполнил воинское приветствие.
 
– Ай да Мэйсон, ай да сукин сын…
 
Адмирал Шоуволтер был на мостике, когда Кэл взлетал. Он сразу узнал этот пижонский разворот.
 
– Твою мать, Мэйсон. Развернулся и приземлился обратно. Это приказ.
 
– Виноват, сэр. НавКомпьютер уже проложил маршрут, попробу… – Кэл заглушил канал и устроился в кресле поудобней. Предвкушение неминуемой схватки охватило его. Вот где было его место – он понял это, еще когда сел в кабину в самый первый раз.
 
Пэнни подлетела к нему, Кэл уже отсюда чувствовал, как его буравит полный негодования взгляд.
 
– Ты что тут делаешь?
 
– Помогаю.
 
– Адмирал приказал тебя сбить.
 
– Не надо, я буду паинькой.
 
Eще некоторое время Пэнни молча смотрела на него, наконец, она покачала головой.
 
– Ладно, прикроешь наш тыл. И смотри мне, без выкрутасов.
 
– Да ладно, Пэнни, ты же меня знаешь.
 
– Вот именно.
 
Кэл влился в строй. Звено из шестнадцати кораблей: десять истребителей Цестус, три Зиппера и два Анвила. Должно быть достаточно для того, чтобы отбиться от вандуулов.
 
На мостике «Джемини» Шоуволтер внимательно следил за передвижениями вражеского отряда по картосфере. Когда враги скрылись в атмосфере Яра, адмирал почуял неладное.
 
«Почему именно здесь?» – подумал он. В системе были гораздо более густо населенные планеты. Вандуулы никогда не страшились присутствия Флота. Если они прилетели грабить и убивать, то почему на безлюдную периферийную планету, где кроме пары поселений и исследовательских станций ничего нет?
 
– Адмирал. Новая цель. Сектор восемь-семь-ноль, – Уайтэкр, их специалист радиоэлектронной разведки, добавил новую точку на сферу. Шоуволтеру понадобилось лишь мгновение, чтобы оценить ситуацию.
 
Это был флагман вандуулов. На курсе перехвата.
 
– Ну-ну, смотри-ка кто вышел поиграть.
 
Адмирал отдал приказ экипажу «Джемини» готовиться к войне.

 

Глава вторая

Корабль Кэла немного затрясло, когда он вошел в атмосферу Яра. Пэнни и остальная часть ее звена уже исчезли в густых слоях верхней атмосферы.
 
Его коммуникационные системы барахлили, пока он пробирался сквозь облака. Кэл продолжал сохранять спокойствие до тех пор, пока не прорвался сквозь завесу. Прямо в гущу сражения.
 
Истребители обеих сторон с воем разрезали воздух, заходя на виражи, и носились друг за другом над красно-коричневой скалистой планетой, испещренной кратерами. Один из Зипперов получил повреждения ускорителей и стал терять скорость – единственное преимущество, которое у него было. Прежде, чем Кэл смог сориентироваться, два вандуула появились перед ним и отогнали его огнем. Мэйсон видел, как Пэнни сражалась с рейдером, и решил, что настала его очередь вступить в бой.
 
На мостике «Джемини» адмирал Шоуволтер наблюдал за приближением флагмана вандуулов.
 
– Докладывайте, капрал, – сказал Шоуволтер, выражение его лица не изменилось. Капрал Витакер изучил показания сканеров радиоэлектронной разведки.
 
– Орудия набрали мощность до того, как защитные экраны закрыли их, сэр. Кажется, он смещается на несколько градусов.
Шоуволтер посмотрел на картосферу, на новую траекторию флагмана.
 
– Он пытается отрезать нас от планеты, – адмирал нанес собственную траекторию на картосферу и передал ее бортовому пилоту. У того округлились глаза.
 
– Сэр, это заставит нас выйти в верхнюю атмосферу. Я не думаю, что мы сможем устоять против гравитационного поля планеты, если оно захватит нас, – сообщил бортпилот.
 
– Мне наплевать. Я не позволю нашим людям сбиться с курса. Поставить максимальную защиту – я хочу проскользнуть до того, как они сориентируются и нацелят на нас свои дуговые пушки.
 
Зажглись мощные двигатели Тайфун, направляя авианосец «Джемини» к Яру.
 
Далеко внизу Мэйсон кружился в воздухе, уходя от обстрела рейдера вандуулов, сидящего на его хвосте. Кэл включил компенсаторные ускорители, чтобы сделать разворот. Преследующий его противник оказался на прицеле. Кэл отдал команду «огонь».
 
Энергетический всплеск пронесся по небу, вандуул попытался уйти от выстрелов, но они были повсюду. Шесть выстрелов пробили крыло, седьмой ударил в кабину. Рейдер стал медленно падать вниз, оставляя за собой пылающий след.
 
Кэл на мгновение сосредоточился, оценивая ситуацию. Битва была в самом разгаре. Один из Анвилов сбит. Второй отстреливался тяжелым артиллерийским огнем – медленно, но радиус поражения был огромен. Два пилота Цестуса боролись с рейдером, основное крыло которого было покрыто какой-то черной боевой раскраской. И, хотя он никогда не видел такой раскраски на кораблях вандуулов, сейчас это не имело значения. Этому кораблю осталось недолго. Кэл знал одного из пилотов, Пола, а тот был мастером своего дела.
 
Пэнни только что сбила второго рейдера. За ней Кэл увидел, как вдалеке появляются корабли, пробивающиеся сквозь атмосферу. Из-за облаков его сканеры все еще барахлили, поэтому обзор был нечетким.
 
Он начал перехват. Если это корабли противника, то Мэйсон не позволит им пройти незамеченными.
 
Да, это были их корабли. Около дюжины Кос и парочка Краулеров.
 
– Всем курс вверх. У нас гости. – Кэл вовремя посмотрел вниз, чтобы увидеть, как вандуульский рейдер, Черный Коготь, использовал свои модифицированные ускорители в немыслимом танце, пытаясь уйти от огненного шквала кораблей Пола и другого пилота. Он разрезал корабль Пола пополам своим крылом и выпустил прицельный импульс во второй Цестус. Кэл никогда не видел такой тактики. Кем бы не был этот пилот, он казался серьезным противником.
Тем временем на борту носителя «Джемини» раздавался непрерывный вой сигнала, предупреждающего о столкновении. Какой-то техник отчаянно пытался его отключить. Шоуволтер остановил свой авианосец на небольшом расстоянии от флагмана вандуулов.
 
Два колоссальных корабля сошлись в ожесточенной схватке, нанося удар за ударом. Пространство между ними сверкало, а мощные защитные поля вспыхивали, чтобы отвести или принять тяжелые удары, освещая оба капитанских мостика.
 
План все-таки сработал. Авианосец достаточно вклинился между флагманом вандуулов и планетой, чтобы оставить себе путь к спасению; компенсаторные двигатели правого борта корабля работали на полную мощность, чтобы не дать ему упасть в атмосферу Яра.
 
– Сэр, защитное поле работает на тридцать процентов. Генераторы не смогут поддерживать полную тягу и нашу защиту, – доложил бортпилот.
 
– Принято, лейтенант. Финч, каков урон?
 
Финч, орудийный офицер, следил за сканерами, координируя поток огня.
 
– Мы практически свалили их, сэр.
 
– Не очень хорошо. Нам нужно податься назад, чтобы ты смог палить в них по полной. Если тебе нужен приказ, то вылезай и стреляй в них из своего пистолета, делай что-нибудь. Ясно?
 
– Есть, сэр.
 
Внизу, на планете Яр, Кэл полетел навстречу вражескому подкреплению, готовый ко всему. Но противники не собирались атаковать. Они быстро проследовали к старому поселению на планете.
 
– Пэнни. Есть какие-нибудь идеи о том, что там?
 
– Не время, Кэл, – пробормотала она. Ее системы, наконец, просигналили о захвате цели. Она нажала «Пуск», и поток ракет со свистом вылетел из ракетной установки, взрывая еще одного рейдера.
 
Тут Кэл увидел еще кое-что.
 
– Пэнни! Уходи!
 
Пэнни не заставила себя ждать и устремилась вниз. Целый шквал ракет пронесся в том месте, где она была еще миллисекунду назад.
 
Кэл сам сделал несколько выстрелов. Восемь прошли мимо, три попали в цель, но защитное поле поглотило их.
– О, Боже, – вздохнул Кэл.
 
Теперь все внимание Черного Когтя было обращено на него самого.

 

Глава третья

Защитное поле – сорок процентов. Четыре монитора отключились. Всего две ракеты остались в подвесе на правом крыле. Пушки и топливо в порядке.

 
Это были хорошие новости.
 
Плохие новости – Кэл Мэйсон не мог больше атаковать Черного Когтя. Пэнни и другие пилоты все еще сражались с оставшимися кораблями нападавших. Небо было испещрено рассеивающимися инверсионными следами и клубами дыма от горящих обломков кораблей.
 
Черный Коготь круто забрал влево. Кэл не отставал от него. Он произвел очередь, но противник выделывал такие пируэты, уходя от выстрелов, будто ему это было проще простого. Кэл видел, куда он направляется. Последний Анвил находился на небольшом расстоянии, осыпая рейдера непрерывным огнем.
 
Черный Коготь направлялся в самую гущу взрывающихся снарядов.
 
На борту «Джемини» адмирал Шоуволтер оказался зажат между вандуульским флагманом и силой притяжения планеты. Массивный авианосец не мог больше сдерживать атаку. Адмирал просто пристально смотрел на навигационную сферу, изучая каждую позицию и ожидая, когда наступит нужный момент. Корабль вандуулов слегка возвысился над их правым бортом. Враг подбирал угол, чтобы ударить по ним своей тяжелой артиллерией. Планета находилась прямо под горизонтом их левого борта.
 
– Сэр, мы не можем оставаться здесь! – прокричал бортпилот. Шоуволтер проигнорировал его, в его уме вырисовывалось подобие плана.
 
– Сэр! – снова прокричал пилот.
 
Шоуволтер обернулся. Это могло сработать.
 
– Заглуши внешние ускорители с третьего по девятый. Сбрось восьмой, десятый и двенадцатый до шестидесяти процентов.
 
– Но, сэр, это сбросит нас…
 
– По направлению к планете, так. Я хочу, чтобы ты сделал это, и собираюсь отдать приказ только один раз.
 
Все прислушались. По выражениям лиц было понятно, что они думают, будто старик окончательно двинулся.
 
Орудия главного калибра на флагмане вандуулов начали разогреваться. Энергия сконцентрировалась на конце ствола, притягивая частицы из атмосферы. Внезапно «Джемини» начал спускаться к планете, двигатели левого борта вспыхнули, заставляя массивный корабль развернуться. Он прошел вдоль края атмосферы, используя гравитацию планеты и отскочив от нее, как брошенный плоский камень от поверхности воды, пока его левый борт не оказался прямо под флагманом противника.
 
«Джемини» дал залп из всех рабочих орудий по незащищенному днищу флагмана. Защитное поле вражеского корабля вспыхнуло, отражая атаку, и было пробито. Взрывная волна повредила обшивку, за ней последовали бронебойные ракеты. В первый раз вражескому кораблю был нанесен серьезный урон.
 
 
Внизу на Яре Кэл выписывал затейливые круги, уходя от обстрела. Хэллер, пилот Анвила, пытался увести Черного Когтя, однако вандуульский пилот мастерски уклонялся от атак.
 
Пэнни пристроилась за Кэлом. Стало очевидно, что, хотя Коготь и оборонялся, именно он диктовал условия схватки. Это надо было изменить.
 
Они собирались нанести удар по Черному Когтю вместе.
 
– Готова, Пэнни? Давай сотрем этого парня в порошок, – усмехнулся Кэл.
 
Однако Черный Коготь все понимал. В ту секунду, когда Кэл и Пэнни разлетелись, чтобы нанести удар, на вандуульском истребителе разошлись панели, выпуская шесть спрятанных двигателей. Они вспыхнули, корабль развернулся и на оглушительной скорости понесся на них. Кэлу удалось уклониться от такой же бортовой атаки, что разрезала Пола надвое. Черный Коготь рывком включил свои форсажные ускорители и устремился к горизонту, присоединяясь к подкреплению, состоящему из Кос и Краулеров – кораблям, которые по прямой летели к старому поселению, и исчез в атмосфере.
 
Пэнни и оставшиеся корабли звена последовали за ним. Кэл не мог. Его терзала какая-то непонятная тревога.
 
Мэйсон изменил курс и полетел к зданиям.
 
Флагман вандуулов с трудом уходил. «Джемини» изменил ход сражения и нанес ему несколько серьезных повреждений, но не мог догнать. Из-за смелых маневров Шоуволтера авианосец попал под воздействие гравитационного поля. Как вездеход в грязи, он прилагал все усилия, чтобы освободиться, а Шоуволтер видел, как рейдеры улетали к поверхности планеты и исчезали в многочисленных посадочных доках.
 
Массивные двигатели флагмана заработали, и он вырвался.
 
Внизу, на поверхности планеты, Кэл спустился по трапу. Сняв свой пистолет с предохранителя, он приближался к зданию. Вывеска у входа была облеплена красной пылью, которая постоянно кружилась в воздухе. Кэл стер верхний слой. Это была какая-то геологическая исследовательская станция.
 
Он открыл раскачивающуюся дверь. Несколько полосок света просачивались сквозь покрытые пылью отверстия в крыше, но в остальном в помещении было темно. Красная пыль была везде. Но как бы сильно Кэл ненавидел эту пыль, сейчас она была на его стороне. Она показывала ему следы, и даже лучше – очертания предметов, которых не хватало.
 
Мэйсон оглядел помещение. Ему показалось, что они забрали четыре аппарата, примерно четыре метра высотой и пару метров шириной. Кэл сделал несколько снимков помещения с помощью визора шлема, делая упор на аппаратах, стоявших рядом с исчезнувшими. Все, что он изучил, заставило его нервничать еще больше. Это был не налет, это было ограбление. Что за приборы были тут? Для чего мог этот клан использовать устаревшую технику? Что они замышляли?
 
Пэнни преследовала Черного Когтя и остальные корабли так далеко, как только могла. В ту секунду, когда они прорвались сквозь атмосферу, флагман открыл заградительный огонь. Было похоже, что Дедуля все-таки надрал им задницы, и значит, есть надежда, что противники теперь подумают дважды, прежде чем сунуться в эту систему в следующий раз.
 
– Порядок, пилоты. Возвращаемся домой.
 
Звено прекратило преследование и направилось к авианосцу, который все еще пытался преодолеть притяжение, хотя стабилизироваться ему уже удалось.
 
Пэнни осмотрела остатки своей эскадры. Она прошлась по списку пилотов, которые уже не смогут доложить. Где был…
 
– Кэл, что там?
 
– Привет, Пэнни. Вандуулы все еще в системе?
 
– Вряд ли. Они убрались подобру-поздорову.
 
– Что-то не сходится, Пэнни. Это был не рейд.
 
– О чем ты говоришь, Кэл?
 
– Мне нужна услуга.
 
– Мне никогда не нравилось такое начало предложения.
 
– Я хочу, чтобы ты прикрыла меня перед Дедулей.
 
– Да ты шутишь, Кэл.
 
– Я свяжусь с тобой, когда все проверю. Здесь происходит что-то еще, Пэнни.
 
На мгновение повисло молчание.
 
– Знаешь, Кэл, когда-нибудь я спрошу с тебя за все эти услуги.
 
На мостике «Джемини» адмирал Шоуволтер наблюдал, как возвращаются Пэнни и остальные пилоты. В меньшем составе, чем ему хотелось бы. Затем он увидел, как корабль Кэла отделился от поверхности Яра, устремившись вслед за вандуульским флагманом.
 
– Кэл, ты чертов сукин сын…

 

Глава четвёртая

Кэл Мэйсон в последний раз взглянул на «Джемини», который все еще пытался выйти из гравитационного притяжения планеты, на то, как Пэнни и оставшаяся эскадрилья перестраивалась в посадочный порядок.
 
«Это того стоит», – подумал Кэл. К тому времени, как он убедил бы адмирала Шоуволтера в том, что последний налет вандуулов был больше, чем просто грабеж, клан уже вернулся бы на свою территорию, где и исчез бы. А Военное Командование никогда бы не отдало приказ о проведении операции на вражеской территории. Да, так бы и было.
 
«Это того стоит», – повторил Мэйсон про себя и загрузил подходящий файл в НавКомпьютер.
 
Компьютер принял управление, и Кэл нырнул в точку гиперпрыжка. Теперь все, что ему надо было делать, – это ждать, пока компьютер проведет корабль через гиперпространство с запрограммированной безупречностью, и надеяться, что противники не поджидают с другой стороны, готовые уничтожить любого способного на риск идиота, пытающегося следовать за ними… Хмм… нужно было подумать об этом раньше.
 
Кэл наблюдал за обратным отсчетом на мониторе. Он медленно положил руки на джойстики управления. Палец лег на усилитель защитного поля, так, на всякий случай.
 
Мэйсон выпрыгнул с другой стороны, готовый к любой ситуации, затем издал вздох облегчения – все спокойно.
 
Он увидел присоединившийся к остальным кораблям клана флагман; флотилии, состоявшие из старых транспортных и грузовых кораблей, небольших истребителей и танкеров. Все они, вероятно, трофеи, добытые в сотнях схваток за десятки лет в космосе.
 
Кэл заглушил все периферийные системы, чтобы минимизировать свой энергетический след, и, приблизившись к флотилии, прервал работу двигателей. Можно подобраться достаточно близко, если только они не изменят траекторию. Чтобы увидеть его, придется выглянуть в иллюминатор. Согласно их сканерам, Мэйсон был просто пустым пространством. Люди слишком полагаются на сканеры и технологии, чтобы охранять тылы. Кэл уже сбился со счета, когда ему удавалось удачно выбраться из передряги благодаря тому, что его противники не доверяли или просто не использовали свое чутье.
 
Кэл двигался за флотилией, готовый к любому намеку, что его заметили. Пока все было в порядке.
 
Он миновал корабль, напоминавший старое фермерское судно, вероятно, там держали фермерскую продукцию для всего клана . Корабль двигался, оставляя за собой след дыма.
 
Командование попыталось создать базу данных о каждом из вандуульских кланов, но им приходилось иметь дело с непроверенными данными. Пока что удавалось отражать нападения, но Кэла всегда удивляло то, как мало людям известно о противниках. Также не помогало и то, что раса была раздроблена. Даже если у каждого клана был свой свод традиций, правил, дипломатических организаций, даже религий, единообразия практически не было. Их истребители были едва похожи, то же можно было сказать и про их флагманы. Многие аналитики сходили с ума, пытаясь понять это. Было похоже, что проекты расы вандуул были заложены в их ДНК. Такое предположение тоже имело место.
 
Без разницы, немногие люди оказывались в положении Кэла и смогли бы подобраться так близко к флотилии одного из кланов.
 
Мэйсон попытался максимально воспользоваться ситуацией, фотографируя и проводя идентификацию каждого корабля, мимо которого он пролетал. У военной разведки выдастся знаменательный день со всеми этими данными.
 
Внезапно массивные ускорители флагмана вспыхнули. Противники меняли курс, но пока ничего не предпринимали до тех пор, пока рой истребителей не вылетел из бортовой части, и Кэл сразу понял: он замечен в иллюминатор.
 
У Кэла было примерно секунд тридцать или около того прежде, чем его окружат. Он включил двигатель и двинулся вдоль корпуса флагмана. Сейчас ему было нельзя удрать, даже если бы он смог добраться до точки прыжка, потому что еще не выяснил, что они замышляли. Нет уж. Он должен находиться тут.
 
Истребители во главе с Черным Когтем вылетели из пусковых отсеков. Они понеслись в направлении глупого человечка, который вскоре превратится в груду обломков на своем корабле, и обнаружили, что тот на полной скорости летит к точке прыжка.
 
Преследователи на своих скоростных кораблях быстро обогнали истребитель Кэла. Черный Коготь сделал первые выстрелы веером лазерного огня. Остальные вандуулы последовали его примеру. За пару секунд корабль Кэла разорвало на куски.
 
«Жалко, – подумал Кэл, стоя на борту флагмана, – это был хороший корабль».
 
Мэйсон заметил на расстоянии еще один корабль. Слишком далеко для опознавания, но это определенно был не вандуул.
 
Кэл прошел по корпусу флагмана, направляясь к одной из зияющих пробоин, полученных в бою с «Джемини», и забрался внутрь.
Он пробрался сквозь внутренности корабля вниз. Этот участок разгерметизировался после того, как целостность корпуса флагмана пострадала. Кэл изучил дверные блокираторы – надписи были сделаны на языке клана, и система символов была ему не знакома. Затем дверь разблокировалась.
 
Кэл успел спрятаться до того, как она открылась. Вандуул в рабочем костюме вышел из проема. Кэл с пистолетом наготове наблюдал за ним через трещину в стене.
 
Рабочий подошел к пробоине в корпусе и исследовал ее. Должно быть, техник, оценивающий урон. Взгляд Кэла перебегал с техника на открытую дверь. Враг стоял к ней спиной. Кэл проскользнул в дверь и через герметичную шлюзокамеру попал внутрь корабля. Хотя было приятно снова ощущать гравитацию, но он все еще не мог снять свой костюм, так как вандуулы дышали не кислородом.
 
Пытаясь не думать о том, как самоубийственно бродить по вражескому кораблю, Кэл пытался сосредоточиться на идентификации флагмана. Истребители не изменили курс и не передислоцировались немедленно, и он предположил, что новый корабль не был сюрпризом для вандуулов. В таком случае, возможно, они направлялись к посадочному отсеку.
 
Мэйсон осторожно двигался по извивающимся наклонным коридорам, скрываясь от очередного офицера или солдата. В конце концов, он увидел поток пилотов, выходящих из двери. Может, один из них был с Черного Когтя? Кэл подождал, пока они не скроются за углом, потом проверил дверь, через которую они прошли. Там был ангар.
 
Он прошел мимо рядов хищных кораблей и увидел, как сильно модифицированный Констеллейшн приземляется в отсек. Пара дюжин солдат ждали с оружием наготове. Кэл нашел укромное место, где можно было спрятаться и наблюдать.
 
Корабль опустился на взлетную полосу. Его двигатели отключились, но кто-то управлял турелью. Посадочный отсек открылся, вышли два гуманоида, одетых в герметичные защитные костюмы определенно не местного производства. Они были примерно человеческого роста.
 
Кэл уже слышал, что некоторые пираты заключали сделки с определенными кланами вандуулов, но это было достаточно редко. Большинство были убиты и разделаны в ту же секунду, как попадали в поле зрения кораблей этой расы.
 
Большие технические объекты, взятые в поселении на планете Яр, были вынесены и загружены на Констеллейшн. Один из гуманоидов осматривал технику, другой разговаривал с одним из вандуулов. Договорившись, они вынесли пару ящиков.
 
Выстрел из плазменной винтовки попал рядом с Кэлом.
 
Черт.

 

Глава пятая

Система Центавра.

Авианосец ОЗИ «Джемини».
 
Пэнни не двигалась целых семнадцать минут. Адмирал Шоуволтер послал за ней, когда она уже направлялась с докладом о результатах операции. Этого она и ожидала. То, чего она не ждала, – это молчания. Дедуля не проронил ни слова, когда она вошла. Не проронил ни слова, когда она отдала воинское приветствие. Семнадцать долгих минут он просто гневно смотрел на нее. Пэнни могла слышать, как включилась система охлаждения. Она могла слышать приглушенные голоса экипажа, проходившего за дверью. Все окружающее просто оглушало ее в этом молчании. Прошло еще пять минут…
 
– Сэр, я... – он заставил ее замолчать быстрым движением руки. Она остановилась. Шоуволтер опустил руку и продолжил гневно смотреть на нее.
 
Пэнни уже бывала в такой ситуации. Молчание стало новой тактикой, но не этого она ожидала, она ждала критики. Чего она не могла выдержать, так это леденящего душу страха, поселившегося в сердце; страха, что что-то ужасное случилось с Кэлом.
 
На расстоянии двух систем отсюда, в посадочном отсеке флагмана клана выстрелы из плазменной винтовки заставили Кэла покинуть свое убежище и приблизиться к двум гуманоидам и командиру вандуулов. Еще шестнадцать пушек были наставлены на него.
 
– Что это, черт возьми, еще такое? – сказал один из гуманоидов через сильно модулированное переговорное устройство.
 
– Привет, – сказал Кэл. Его взгляд продолжал буравить старшего вандуула. Очевидно, им нравилась прямолинейность, поэтому он собирался попытаться достойно выйти из ситуации и не спасовать. В голове у него, однако, было пусто, идей не было.
 
Командир вытащил свой нож и шагнул к Кэлу. Он поместил острие лезвия на трубку подачи кислорода, наклонился и прошептал что-то Мэйсону в лицо. Смесь рычания и шипения – язык вандуулов всегда казался Кэлу звучащим так, будто заводили неисправный двигатель.
 
– Он хочет знать, один ли ты, – перевел первый гуманоид. – Я переведу ответ.
 
– Да, я один.
 
Лезвие нажало на кислородную трубку. Еще серия рычания и шипения.
 
– Он думает, что ты либо глупец, либо сумасшедший.
 
– Скажи ему, что меня называли и тем, и другим, – пожал плечами Кэл. Он собирался переждать, посмотреть, представится ли удобная возможность изменить ситуацию.
 
Тип с ножом снова посмотрел на гуманоида, который перевел фразу Кэла. Командиру это не показалось смешным. Он схватил Мэйсона за горло и стал душить.
 
Гуманоид подался вперед, говоря на беглом вандуульском языке. Другие солдаты подняли оружие. Турель Констеллейшн сканировала пространство туда-сюда; наводчик, очевидно, испугался вышедшей из-под контроля ситуации.
 
Кэл пытался дышать, несмотря на железную хватку. Вандуулы стали орать друг на друга. У Кэла все поплыло перед глазами. Еще несколько секунд, одна последняя попытка – и он провалился в темноту.
 
...бежал по полю после школы…
 
…луны планеты Дейвин II над головой…
 
…дом его родителей в огне…
 
Кэл пришел в себя, потребовалось мгновение, чтобы оценить ситуацию.
 
Он стоял лицом к стене, костюма не было. Голова гудела. Мэйсон не мог пошевелить руками, было ощущение, что они закованы.
Кэлу потребовалось еще одна-две минуты, чтобы собраться с силами и повернуться. Он находился на Констеллейшн.
Вандуулы отходили от взлетного отсека флагмана. Гуманоид, который говорил на их языке, стоял в пяти футах от Кэла, все еще с головы до ног одетый в защитный костюм.
 
– Ну? – заскрежетало переговорное устройство. – Как оказалось, что ты проскользнул на клановый корабль незамеченным?
 
Кэл попытался сесть, одновременно проверяя наручники на прочность. Он оглядел контейнер. Мужчина поднялся из грузового отсека и прошептал что-то гуманоиду в костюме, тот кивнул. Кэл смог расслышать только одно слово: Кассандра.
 
– Как насчет ответа? – спросил он.
 
– Хорошо, позвольте мне перефразировать. Сделать мой ответ интереснее. – Кэл откинулся назад. — Вы наняли клан, чтобы совершить налет на систему.
 
Гуманоид терпеливо ждал.
 
– Что я пытаюсь понять, так это почему вы не сделали этого сами? Было бы намного проще кораблю такого размера вторгнуться и затем исчезнуть из системы.
 
Фигура потянулась и отстегнула дыхательный аппарат.
 
– И зачем сохранять мне жизнь? – продолжил Кэл. – Я имею в виду, я предполагаю, что вы остановили того с ножом от попытки прикончить меня.
 
Гуманоид расстегнул остальной костюм. Переговорное устройство зажужжало, когда его отключили. Фигура сняла маску. Это была женщина. Человек. Коротко стриженые волосы такого черного цвета, что отливали синевой. Кожа золотистая, как закат. Цепкие, проницательные зеленые глаза.
 
– Вы – наш заложник, – она улыбнулась ему обворожительной улыбкой. – Надеюсь, вы не против.
 
На мгновение Кэл действительно был не против.
 
На взлетной палубе «Джемини» происходило чудо. Пилоты, техобслуживающий персонал и механики – все стояли, уставившись с благоговением и недоверием. Все сосредоточились на одной единственной вещи: адмирал Шоуволтер забирался в истребитель. Усаживаясь в кресло пилота, адмирал подумал обо всех килограммах, которые он набрал с тех пор, как в последний раз надевал летный костюм.
 
Шоуволтер видел, как его старший помощник Марден и остальная команда мостика зааплодировали, когда он вылетел из пускового отсека. Адмирал установил курс на точку прыжка. Хотя ему это ужасно не нравилось, но он не собирался посылать кого-то другого, чтобы доказать или опровергнуть свою догадку.
 
Прибыв на место, он ничего не увидел. Сканирование показало то же самое: система была пуста.
 
Что-то ударилось о его левый борт. Шоуволтер отвел взгляд от сканеров и заметил, что пролетал через какие-то обломки. Ему потребовалось мгновение, чтобы опознать их: это был корабль Кэла.
 
«Черт возьми, Кэл».
 
В конце концов, Кэл Мэйсон доигрался в героя и был убит.

 

Глава шестая

Похороны лейтенанта Кэла Мэйсона оказались весьма сдержанным мероприятием. Эскадрилья гордо стояла в строю, но из офицерского состава и палубного экипажа присутствовали немногие. Пришел Кенри, бортовой механик. Кэл помог его семье выбраться из системы Нул около года назад. Теперь этот тихий здоровяк стоял, заламывая руки, как будто это могло помочь сдержать слезы, готовые прорваться наружу.
 
Адмирал Шоуволтер действовал по заведенному порядку. Его лицо, как всегда, ничего не выражало. Слова были сказаны.
Прозвучали три залпа. Опустили пустой гроб. И на этом все. Группе был отдан приказ «вольно», и все медленно разошлись.
Пэнни, Шоуволтер и Кенри остались, как будто шаг в сторону был шагом к тому, чтобы принять неизбежное.
 
Мэйсон постоянно находился под конвоем. Несмотря на наручники и цепи, закрепленные в стене, за ним все время кто-то наблюдал. Прошло уже несколько дней и еще три гиперпрыжка. Кэл был образцовым пленником, но он продолжал прислушиваться и приглядываться. Члены экипажа Констеллейшн были весьма осторожны в использовании имен или обсуждении каких-либо вопросов вблизи него. Это было хорошо; это означало, что убивать его не собираются.
 
Несмотря на их усилия держать все в тайне, Кэлу удалось кое-что разузнать.
 
Корабль назывался «Феникс». Кто-то из техперсонала проговорился.
 
У большого парня, разговаривающего с женщиной-начальником, которая была или не была Кассандрой, было прозвище Транк. Из-за своего размера и манеры поведения он казался самым сильным из всей шайки. У Транка была какая-то связь с Кассандрой, но Кэл не мог понять, какого рода эта связь – проверенная в битвах/ограблениях или просто романтическая.
Еще был стрелок, который любил поболтать. Очень любил поболтать. Его звали Нессер Яро. Он прямо сообщил Кэлу об этом. У Яро была проблема с алкоголем, что объясняло, почему он не помнил большую часть их разговоров. Он также был вторым пилотом, когда Кассандра летала сама. Кэл всегда мог отличить, кто ведет корабль: она управляла кораблем легко, а Нессер был тяжеловесом.
 
Последним членом экипажа был корабельный техник. Он не хотел возиться с Кэлом и прилагал максимум усилий, чтобы держаться от него подальше, что сильно раздражало Нессера, ибо это мешало его постоянной игре в «Триггер». Нессер называл его Махоуни.
 
На третий день, сразу же после раннего завтрака она подошла к Кэлу, заговорив с ним в первый раз после того, как его взяли в плен.
 
– Удобно?
 
– О, конечно. Кому бы не понравилось быть прикованным наручниками?
 
– Зависит от компании.
 
– Верно, – сказал Кэл, снисходительно кивая. Она улыбнулась.
 
Кэл взвесил все варианты. Он не мог проболтаться о том, что ему известно, в надежде застать ее врасплох и раскрыть карты. С другой стороны, если она не клюнет на приманку, то может решить обсудить с ним его убийство…
 
«Нет» – подумал он. На этот раз надо подождать и посмотреть, удастся ли разузнать, что они задумали или куда направляются.
 
В воздухе повисло неловкое молчание.
 
– Не стесняйся говорить, если мы можем что-то сделать для тебя, – сказала она, сделав глоток из кружки.
 
– Как насчет того, чтобы меня отпустить?
 
– Я подумаю над твоим предложением.
 
Она повернулась, чтобы уйти.
 
– Пока, Кассандра, – сказал Кэл, просто ради любопытства. Она на секунду замедлила шаг, ее разум уловил заминку, затем она постаралась продолжить движение. Но Кэл увидел то, что хотел. «Это и есть ответ на вопрос» – подумал он.
 
Нет, это не было ответом на вопрос, потому что ее имя не Кассандра. Саша Тай села в кресло пилота, размышляя о том, где он мог услышать это имя. Она склонилась над пультом управления и отключила автопилот. Гидравлика отобразилась на пульте управления, когда она взяла штурвал.
 
Возвращаясь к произошедшему, ей не надо было останавливать вандуула от попытки убить пилота Мэйсона. То, что он на борту, ставит под угрозу все предприятие, но она видела, что кланы делают с пленными ОЗИ. Саша дала зарок, что она будет лучше спать, если пристрелит его сама, нежели даст вандуулу поработать над ним.
 
Она проверила навигационный план. Его снова изменили. Нессер попусту тратил время и сжигал слишком много топлива на свои неэффективные планы полета.
 
Транк подошел в тот момент, когда она откорректировала план.
 
– Махоуни загрузил всю продукцию, – сказал он, проверив, не слышит ли Кэл, и опустился в кресло рядом с ней. – Что здесь происходит?
 
– Нессер угробит этот корабль, – сказала Саша тихо, убедившись, что Нессер её не услышит. Она на секунду заколебалась, затем наклонилась к Транку.
 
– Кто-нибудь разговаривал с ним?
 
– Не думаю. А что?
 
– Он назвал меня Кассандрой.
 
– Странно, – Транк поразмыслил над этим минуту. – Ну, тогда он не знает, что это.
 
– Но все-таки.
 
– Не парься, сестренка, если он станет обузой, мы сбросим его через шлюзовую камеру.
 
На борту «Джемини» Пэнни лежала на своей койке. Шоуволтер не применил наказания за проделку Кэла на Яре, но она вменила его себе сама. Она вычистила полетную палубу, помогла техкоманде, провела симуляции для неопытных пилотов – делала все, чтобы оставаться занятой. Пэнни изматывала себя до состояния обморока – только так ей удавалось заснуть.
 
Но не сегодня. Опустившись на кровать, она вдруг кое-что вспомнила. Во всей этой неразберихе она абсолютно забыла. Пэнни схватила с полки системный журнал и вытащила снимки поселения на Яре, которые Кэл прислал ей. Снимки недостающего оборудования. После двух часов их изучения она так не смогла понять, что это была за техника, поэтому переключилась на само поселение.
 
Странно, но все информационные каналы были защищены какими-то сложными протоколами системы безопасности. Она попыталась обойти их, применяя простейшие коды взлома, пока один не…
 
Поселение на планете Яр было создано как научно-исследовательская лаборатория еще в 2880 году. Тогда все были в восторге от нового проекта «СинтВорлд». Корпорации пытались найти способ пролезть в прибыльный правительственный проект.
Пэнни продолжала копать. Очевидно, поселение было образовано, чтобы работать только над одним проектом. Проектом под названием «Кассандра».
 
И хотя большая часть информации содержала научные формулы и термины, проект «Кассандра» являлся попыткой переделать планету на молекулярном уровне. Был спроектирован самореплицирующийся нановирус, который мог разрушить существующую планету и построить ее заново.
 
И ученые в лаборатории на Яре сумели его сделать.
 
В этот момент экран внезапно погас.

 

Глава седьмая
Пэнни глядела на темный экран системного журнала, который погас и больше не включался. Такого не может быть, просто не может быть после того, через что ей пришлось пройти, чтобы сделать это устройство на заказ.

 
В течение нескольких последующих часов она разбирала его на части и проверяла каждый сантиметр цепи и проводки. Кажется, ничего не сгорело, повреждений нет, нет даже износа.
 
И хотя она призналась себе, что сбой системы был прямым результатом доступа к засекреченным данным, Пэнни не приняла это в расчет по двум причинам. Во-первых, файлам по проекту «Кассандра» было больше пятидесяти лет, и, во-вторых, она никогда не слышала о способе с одного раза отключать систему, если в нее вторгались удаленно и без предупреждения.
 
Прошло четыре часа, стало возникать чувство разочарования.
 
– Лейтенант Пенелопа Айала, – прозвучал голос со стороны двери.
 
– Что? – раздражённо спросила Пэнни, поворачиваясь к двери. Трое военных полицейских стояли на пороге. «Ох»…
 
Экипаж пиратского «Феникса» спал. Нессер должен был вести корабль, но по храпу, доносившемуся из рулевой рубки, было понятно, что алкоголь взял над ним верх.
 
Перед тем, как уснуть, пираты приковали Мэйсона к стене между кабиной и стыковочными кольцами в носовой части. Кэл начал вспоминать содержание отсеков, где хранили инструменты и все, что могло пригодиться, если ситуация выйдет из-под контроля. Сейчас он искал что-нибудь, что могло бы сойти за отмычку.
 
Звуковой сигнал из рулевой рубки отвлек Кэла от поиска. Нессер храпел. Наконец, Кэл услышал, как дверь, ведущая к грузовому отсеку и жилым модулям, открылась. Саша подошла к рулевой и отключила сигнал тревоги. Транк следовал за ней.
 
– Убери его к черту отсюда, – сказала Саша. Транк снял пилота с кресла, и Саша заняла его место.
 
– Что за черт? – пробормотал Нессер прежде, чем Транкт опустил его на пол рядом с Кэлом.
 
– Лежи. – Транк поставил ногу на грудь Нессеру и пригрозил: – Когда мы приземлимся, то рассчитаем тебя, и ты свободен. Усек?
 
– Мы подлетаем, – сказала Саша. Транк кивнул. Затем они оба посмотрели на Кэла.
 
– Вставай, – приказал Транк.
 
Кэл поднялся. Пират отсоединил наручники от стены, потом заковал руки Мэйсона.
 
Саша вынула пистолет из ящика и зарядила его. Она отвела Кэла в кормовую часть корабля, где хранился груз.
 
Он увидел знакомые очертания P52, стоявшего среди ящиков с грузом. Кэл летал на меньшей версии таких истребителей в прошлом, когда был дома. Это был корабль для новичков, модель для неопытных, но для него сейчас это был шанс спастись. За многие годы практики он изучил эту модель вдоль и поперек.
 
Кэл мельком увидел Махоуни, корабельного механика, который наблюдал из спальных отсеков.
 
Саша остановилась у груды ящиков. Она открыла спрятанную панель и набрала код. С шипением открылась дверь. Снаружи все грузовые контейнеры выглядели отдельными, однако, на самом деле это был один большой пустой контейнер, предназначенный для перевозки контрабанды.
 
Девушка пистолетом указала вниз. Кэл осмотрел его, перед тем как спуститься. Она последовала за ним, и Транк закрыл отсек. Этот контейнер недавно использовали для нелегальной перевозки людей. Там стоял стул и пустое ведро, от которого исходил жуткий запах. К несчастью для Кэла, он находился в контейнере со стороны ведра.
 
– Присаживайся, – сказала Саша с ухмылкой. Кэл отодвинул ведро ногой и сел. Саша села напротив, нацелив на него пистолет.
 
– Разве ты не нужна команде? – спросил Мэйсон, сползая на ведро.
 
– Думаю, они справятся. Кроме того, если сканеры засекут меня… – Саша вздохнула, – скажем прямо, будут проблемы.
 
– Может, преступный образ жизни тебе не очень подходит?
 
– Ну почему же. Он мне прекрасно подходит. Кроме того, пройдет всего месяц или два, и они про все забудут. Вы, ребята, всегда так поступаете.
 
– Да ладно. Всегда ожидаешь нападения? Не знаешь, кому можно доверять? Это не жизнь.
 
– Правильно, а жить и умереть по прихоти хозяев из ОЗИ – это, действительно, стоит того.
 
– Это честная жизнь, – произнес Кэл, не задумываясь. Саша на секунду уставилась на него, потом стала смеяться.
 
– Ну, как человек, который видел, как ОЗИ разбомбила Кэткарт, ты можешь называть это жизнью, но не смей называть ее честной.
 
Поток кораблей выстроился в очередь, слабо напоминающую линию, на границе Протектората Бану. Таможня ОЗИ проводила тщательную поверку перед тем, как разрешить доступ к точке гиперпрыжка. Автотурели и дроны охраняли каждый дюйм пространства между контрольным пунктом и прыжковой точкой, чтобы не пропустить контрабандистов.
 
Очередь из кораблей, большинство из которых были дальнобойщиками и торговцами, неторопливо двигалась вперед. «Феникс» медленно подлетал к точке гиперперехода. Транк сидел у пульта управления, Нессер бегал туда-сюда позади него и грыз ногти.
 
Наконец, подошла их очередь. «Феникс» направился к контрольному пункту. На коммуникационном экране появился таможенный агент, и Транк загрузил регистрационные номера. Корабль завибрировал, когда сканеры стали ощупывать его.
 
В грузовом отсеке Кэл и Саша злобно смотрели друг на друга. Услышав работу таможенных сканеров, они оба подняли взгляд. Затем Саша перевела взгляд на Кэла:
 
– Послушай, когда мы пройдем таможню, нам надо будет принять решение, что делать с тобой, – быстро сказала она. – Большинство за шлюзовую камеру.
 
– Понятно.
 
– Но у тебя есть выбор, – она заколебалась на мгновение. – Пойдем с нами.
 
– Что? – Кэл не ожидал такого поворота.
 
– Ты видел Нессера, мы на ножах. Нам нужен такой, как ты.
 
Несмотря на тусклое освещение, было видно, что ее изумрудные глаза практически сияли.
 
– Без начальников и приказов жизнь – шальная, непредсказуемая, страстная. И кто знает, может быть, она тебе понравится. Если нет, заработаешь себе на жизнь за пару месяцев, и вернешься домой.
 
– Ты просишь меня бросить своих друзей, мой корабль, мой долг, чтобы спасти свою шкуру? – Мэйсон выглядел так, будто оценивает поступившее предложение.
 
– Если это спасет тебя от шлюзовой камеры, – да. – Саша пожала плечами и улыбнулась: – И потом, они не узнают об этом.
 
– Я буду знать. – Кэл посмотрел ей в глаза, и любой намек на то, что он мог принять такое предложение, испарился. – И этого достаточно.
 
Сканирование завершилось. Они услышали, как заработали двигатели. Почувствовав знакомое ощущение в желудке при прохождении гиперпространства, Кэл и Саша вернулись к своим гневным взглядам.
 
Через несколько минут дверь контейнера зашипела и открылась. На пороге стоял Транк. Саша проскочила мимо него, пират поставил Кэла на ноги и вывел обратно в грузовой отсек.
 
Саша положила свой пистолет обратно на кровать. Транк крепко держал Кэла. Посмотрев на нее, он спросил:
– Каков приговор?
 
Саша молчала какое-то время. Затем посмотрела на Кэла, и он ответил ей дерзким взглядом.
– Убей его.

 

Глава восьмая
Сложив руки, Пэнни ждала в холодной камере. Ее ноги постукивали по полу. Шесть часов и пятнадцать минут прошло с тех пор, как охрана усадила ее на этот стул.

 
Дверной замок щелкнул, открылась дверь. Вошел офицер, и Пэнни сконцентрировалась на нем. Она не увидела никаких опознавательных знаков, не смогла определить принадлежность к дивизии среди всех его медалей и погонов. На его жетоне было написано «Дэрроу».
 
Офицер едва взглянул на Пэнни, его внимание было приковано к файлам, которые он перелистывал на своём Мобигласе.
– Вольно.
 
Дэрроу опустился в кресло. Пэнни тоже присела. Через некоторое время он положил свой Мобиглас на стол и взглянул на Пэнни кристально голубыми глазами.
 
– Ну и кашу вы заварили, лейтенант.
 
– Прошу разрешения говорить свободно, сэр.
 
– Конечно.
 
– Во-первых, что вы сделали с моим устройством? Вы понятия не имеете, сколько времени я потратила, чтобы соединить все детали вместе, поэтому будет лучше, если он заработает к тому времени, как я выйду отсюда. Во-вторых, проект «Кассандра» был снят около шестидесяти лет назад, так почему вы теряете время, допрашивая меня о древней истории, вместо того, чтобы выяснять причины заинтересованности вандуульских рейдеров в получении устаревшего оборудования?
 
У Дэрроу не было слов, однако Пэнни только начала.
 
У Мэйсона были проблемы. Он по-прежнему был прикован наручниками в грузовом отсеке «Феникса», и ему только что вынесли смертный приговор.
 
– Тебе следовало принять мое предложение, Мэйсон, – сказала Саша, направляясь обратно к креслу пилота. – Было бы легче для всех.
 
Нессер переводил взгляд с Саши на Транка, чувствуя себя неуютно по поводу такого хладнокровного убийства. Так ничего и не сказав, он просто вышел.
 
– Не для меня. Я без проблем столкну такого как ты, в пустоту, – прошипел Транк и потащил Кэла к шлюзовой камере.
 
В шкафчике для инструментов на правой стене Кэл заметил кое-что, что могло помочь. Теперь ему надо просто туда дотянуться…
 
– Не сомневаюсь. Это спасет твою гордость, которая пострадает при честной схватке.
 
– Ты серьезно, маленький человечек? – усмехнулся пират.
 
Кэл повернулся и бросил Транку прямо в лицо:
 
– Будь уверен. Я слышал, что единственные выжившие на Кэткарт были те, кто спрятались, как трусы. – Кэл подумал, что немного переборщил.
 
Очевидно, Транка это задело, и он сильно пихнул Кэла.
 
Мэйсон отшатнулся и налетел на правую стену. Его пальцы нащупали то, что он искал.
 
– Знаешь, шлюз будет слишком быстрым решением для тебя, – прорычал Транк, медленно приближаясь. Одной рукой он схватил Кэла за горло и пригвоздил к стене, другой достал нож.
 
– Да ладно тебе. Не надо! – Нессер выпрыгнул из-за коек, услышав шум.
 
– Да, Транк, – Кэл, щелкнув, нацепил наручник Транку на запястье, – не надо.
 
Глаза Транка округлились, и он неуклюже и поспешно кинулся на Кэла с ножом. Мэйсон ушел от удара и ударил пирата об стену. Лезвие отлетело на палубу.
 
Саша сорвалась с места пилота с оружием наготове. Она навела пистолет на Кэла в тот момент, как тот приставил нож к горлу Транка. Она застыла. Несколько минут прошли в полном молчании.
 
– Что это ты делаешь, Мэйсон? – спросила Саша, медленно приближаясь. Кэл оглянулся на Нессера, который тоже схватился за пистолет.
 
– Всем сердцем отказываюсь от шлюзовой камеры.
 
Кэл переводил взгляд с одного ствола на другой. Он не особо боялся того, что Нессер выстрелит, но оружие есть оружие.
 
– Обдумай свое положение. У тебя действительно не так много вариантов. Убьешь его – умрешь секундой позже. – Саша посмотрела на Нессера, сомневаясь, что может рассчитывать на него. – А снаружи тоже не очень-то гостеприимно.
 
– Может быть.
 
Кэл нажал на контрольную панель на полу, открыв отсек для P52.
 
Саша разозлилась. Транк кашлял и боролся, но нож у горла снова приструнил его. Кабина P52 открылась.
 
– У тебя нет ни единого шанса.
 
– Мне нравятся трудности, – ухмыльнулся Кэл. Стоя рядом с кабиной, он нажал на кнопку закрытия отсека и наклонился к Транку:
 
– Извини за тираду про Кэткарт. По правде говоря, я думаю, что та кампания была бесчестной.
 
Мэйсон толкнул Транка на Сашу, уходя от ее выстрела, и прыгнул в кабину за секунду до закрытия отсека.
 
Открыв внешние двери, он быстро запустил двигатель корабля. Р52 ожил. Кэл вздохнул с облегчением, радуясь, что они вовремя проводили техобслуживание.
 
Саша подбежала к кабине чтобы закрыть внешние двери, но было уже поздно. Корабль сильно тряхнуло, и он отстыковался.
 
Она села в кресло пилота и развернула «Феникс» в атакующую позицию. Транк подошел к ней, потирая запястья.
 
– Готовь турель.
 
Транк колебался некоторое время, пока Саша не посмотрела на него гневно.
 
Кэлу потребовалось несколько секунд, чтобы оценить обстановку. Он находился на территории бану, примерно в получасе полета от очереди транспорта, направляющегося к точке гиперпрыжка.
 
Его защитный экран зажегся, когда «Феникс» выпустил поток ракет.
 
Кэл завел двигатели. Он перенаправил питание от пушек, чтобы корабль набрал скорость. Саша только наполовину была права в отношении Р52: у него не хватало огневой мощи, чтобы сбить «Феникс», но зато он обладал маневренностью. Кэл уклонялся от снарядов, скорость полета будоражила кровь.
 
Стрельба прекратилась, потом снова началась с удвоенной силой. Турель «Феникса» выпустила очередь выстрелов.
Мэйсон еле увернулся и помчался прямо на пиратский корабль. Ракеты с ревом устремились за ним. Саша, зная, чего он добивается, нырнула и заглушила двигатель. Беглец остался на линии огня, Транк отследил его в прицел турели и запустил еще одну ракету.
 
Кэл лихорадочно перенастраивал вспомогательное устройство пилотирования. Слишком много функций было поставлено на автомат, а ему нравилось командовать самому. Чтобы почувствовать и раскрыть все возможности такого корабля, нужно управлять им самостоятельно.
 
«Феникс» вынырнул позади него. Мэйсон глянул на пульт. Готов лететь.
 
Двигатели P52 завибрировали с удвоенной силой, и корабль устремился вперед. «Феникс» дал еще один залп, и лазерные выстрелы пронеслись мимо Кэла. Он снова включил защитное поле и стал уворачиваться, пытаясь сбить снаряды. Нейтронный заряд сбил еще одну ракету, которая ушла с курса, а затем взорвалась.
 
Кэлу удалось немного оторваться, и он держал ускорение на максимуме.
 
На борту Констеллейшн Саша теряла терпение. P52 оказалось практически невозможно сбить. Ее следящие устройства не успевали за ним, так как истребитель слишком быстро маневрировал.
 
– Он хочет добраться до транспортного потока, – сказал Транк по коммуникатору.
 
– Это не важно. На Р52 нет прыжкового двигателя, – ответила она и перенаправила энергию корабля для усиления двигателей, – и через десять минут у него кончится горючее.
 
– У нас гости.
 
Саша огляделась. Корабли ополчения бану кружили вокруг, но держались на расстоянии. Вероятно, чтобы удостовериться в том, что беспорядок был остановлен.
 
– Контролируй выстрелы, и у нас все будет хорошо.
 
Саша снова сконцентрировалась на Мэйсоне. Она сделала медленный вдох, успокаиваясь, и вернулась к управлению. Со своей стороны она могла посоревноваться в неистовом пилотаже с Кэлом.
 
Транк стрелял по истребителю в надежде его задеть.
 
Два корабля неслись по пространству. Одна за другой ракеты достигали предела дальности и взрывались. Саша палила без остановки. Все больше энергетических взрывов соединялись, ослабляя защитное поле маленького истребителя.
 
Транк ударил по P52 единым мощным выстрелом. Защитное поле не смогло остановить заряд, который попал в двигатель.
 
Кэл Мэйсон пронесся мимо точки прыжка и сделал петлю. Саша не отставала от него. Скорость истребителя упала из-за поврежденного двигателя настолько, что ее следящие устройства смогли засечь его. Она держала «Феникс» по курсу, палец нависал над триггером стрельбы.
 
Кабина P52 практически разваливалась. Последний выстрел должен был рассечь корабль надвое, но он все еще держался. Кэл знал, что у него только один шанс. Он посмотрел на прыжковую точку.
 
В очереди к переходу Катерпиллер уже приготовился совершить гиперпрыжок.
 
Мэйсон включил носовые маневровые двигатели, развернулся и нырнул вниз. «Феникс» пролетел мимо него.
Р52 ускорился и пристроился за Катерпиллером.
 
Гиперпереход открылся, и Катерпиллер исчез внутри.
 
– Это действительно хреново, – пробормотал Кэл и нырнул вслед за ним через аномалию пространства прежде, чем прыжковая точка закрылась.
 
Саша с удивлением наблюдала, как P52 исчез в точке гиперпрыжка.
 
– Хм… – буркнул Транк по открытому каналу комма.
 
– Да. Казалось, столько усилий приложено, чтобы сейчас просто угробить себя.
 
Затем Саша развернула «Феникс» и стала удаляться. Их ждали дела в других местах.

 

Глава девятая

Легкий корпус P52 заскрежетал от перегрузок гиперпространства. Все расплылось. Скрежет турбины то возрастал, то практически прекращался. Правое крыло смялось и отвалилось. Корма Катерпиллера то появлялась, то исчезала из вида. Кэл пытался вести корабль вслед за ним. Либо попытка, либо конец.

 
 
На таможенном посту ОЗИ в точке гиперпрыжка из системы Феррон в Протекторат Бану сегодня было особенно оживленно. Агент таможни пристально смотрел на это проявление монотонности: ряды кораблей, грузовиков и транспортников, насколько мог видеть глаз.
 
Он помедлил некоторое время, чтобы примириться с перспективой долгого скучного дня, затем просигнализировал первому кораблю по сканерам. Он вбил регистрационные номера корабля в базу данных, в то время как сканботы делали свое дело.
 
Транспортник Катерпиллер появился из точки прыжка и начал неуклюже двигаться в направлении пропускного пункта. Таможенный агент мельком взглянул на него и в удивлении застыл от зрелища, которое увидел.
 
P52 удалось преодолеть гиперпространство. Одно крыло было оторвано, нос корабля расплющен, кислород и жидкости просачивались через трещины в корпусе. Один двигатель все еще подавал признаки жизни, другой отключился.
 
Агент таможни очнулся и нажал на сигнал тревоги.
 
За считанные минуты полиция и медперсонал окружили корабль P52. Агент прислушивался к возбужденной болтовне по передатчику. Кто-то сказал, что пилот корабля был военнослужащим ОЗИ и каким-то чудом остался в живых.
 
Мэйсон очнулся на операционном столе. Медики стояли над ним, собираясь приступить к работе, и очень удивились, увидев пришедшего в сознание пациента.
 
– Как долго я был в отключке? – быстро спросил он.
 
Ведущий хирург запнулся. Остальные обменялись озадаченными взглядами.
 
Кэл сел, его тело пронзила боль. Он сполз с операционного стола.
 
– Сэр… сэр! – Одна из медсестер попыталась вернуть Кэла обратно на стол, но он старался не останавливаться, ковыляя к выходу. Часы на одном из экранов показывали, что прошло чуть больше часа. Врачи и медсестры поспешили за своим непослушным пациентом.
 
Кэл пробирался через толпу медиков, охранников, встретил пару агентов таможни, прибывших посмотреть на него. Наконец, добравшись до посадочного отсека и останков P52, он увидел пару механиков, которые стояли вокруг истребителя, поражаясь состоянию корабля.
 
– Эй, есть под рукой универсальный инструмент? – спросил Мэйсон одного из механиков. Тот, ошеломленно уставившись на него, передал инструмент.
 
Кэл взобрался на P52 и начал откручивать панель.
 
– Лейтенант Мэйсон? – раздался голос со стороны входа в ангар.
 
Кэл не останавливался. «Феникс», несомненно, был на ходу, продолжая осуществлять свой план, и Кэл все еще мог поймать их. Но если они успели совершить гиперпрыжок в другую систему – они ушли.
P52, как большинство истребителей малой дальности, был оснащен приводными маячками, соединенными с их главным кораблем, для быстрого и легкого их обнаружения. Большинство пиратов и контрабандистов снимали маячок практически сразу. Немногие знали, что если их чуть-чуть модифицировать, маячки могут быть перенастроены. И тогда вместо того, чтобы Констеллейшн мог отслеживать местонахождение P52, истребитель P52 мог найти местонахождение корабля-носителя. Кэл знал это очень хорошо.
 
– Лейтенант! – снова прозвучал голос, уже ближе.
 
Мэйсон поднял взгляд. Таможенный инспектор стоял над ним с забавной ухмылкой на лице.
 
– Вы в порядке?
 
– Да. все отлично.
 
– Может, врач все-таки осмотрит вас, не возражаете?
 
– С удовольствием, но сейчас у меня нет времени, – Кэл извлек последний винт и вынул маячок. Отключен, но не тронут. – Я полагаю, у вас нет корабля, которым я мог бы воспользоваться?
 
Таможенный инспектор повернулся, когда несколько копов поспешно вошли в ангар.
 
– Спросите у них.
 
После тридцатиминутных переговоров Мэйсон покинул таможенную станцию на корабле Катласс, недавно конфискованном за провоз контрабанды. Дюжина смущенных копов и медперсонал наблюдали, как он исчез в точке гиперперехода.
 
Это путешествие на территорию бану будет менее проблематичным, чем предыдущее. С другой стороны перехода Кэл присоединил снятый с Р52 маячок к своему НавКомпьютеру. В ожидании, пока компьютер загрузит данные, он настроил полетный ассистент Катласса по своему усмотрению. Все любят использовать автопилот при управлении кораблем, и этот факт сильно озадачивал и удивлял его.
 
Радар издал сигнал. «Феникс» все еще был в системе. Они приземлились на Куиг, третью планету системы и столицу. Это была засушливая планета, склонная к сильным пылевым бурям. Радар детализировал их местоположение, чем ближе Кэл подлетал к поверхности.
 
Маячок засек «Феникса» в маленьком поселении на темной стороне Куига. Там было всего несколько дюжин многоуровневых зданий, каждое было сконструировано под острым углом, чтобы уменьшить воздействие сильных ветров.
 
Мэйсон приземлился на одной из внешних посадочных площадок. Он обнаружил воздухо-генерирующий респиратор и какое-то атмосферное приспособление, оставленное прошлыми владельцами Катласса.
 
Ветер дул сильными порывами, когда Кэл вышел. Он нашел «Феникс» относительно легко: здесь было не так много кораблей класса Констеллейшн, занимающих посадочную площадку, и они даже не потрудились его замаскировать. Кэл увидел тусклую полоску света, идущую из корабля. Кто-то был внутри. Мэйсон нашел укрытие и стал ждать.
 
Спустился Транк и закрыл люк. Оглядевшись, он отправился по узким улочкам, на которых толпились представители бану, людей и теварин, даже в такую сильную бурю. Кэл держался от него на хорошем расстоянии. Слишком хорошем расстоянии, потому что пару раз он чуть не потерял Транка в толпе, пришлось сократить дистанцию.
 
Наконец, Транк спустился по ступеням в подвал какого-то здания. Наземная секция здания была выстроена из блоков и напоминала массивную структуру с плавниками, установленную на вращающиеся платформы, чтобы держать ее всегда повернутой к ветру. Все окна на первых двух этажах были затемнены. Было трудно сказать что-либо определенное сквозь порывы ветра и песка, но место казалось заброшенным.
 
Кэл выждал какое-то время, затем подошел к лестничному пролету, в котором исчез Транк. Оглядевшись, он увидел, что ступеньки ведут к одной единственной двери. Кэл тихонько спустился вниз и попробовал открыть дверь. Заперто.
 
Мэйсон огляделся, ища другой вход. Примерно в пятнадцати метрах в проеме между вращающимися платформами и верхними этажами здания он увидел решетку вентиляционного отверстия или какую-то сетку.
 
Протиснувшись в проем, Мэйсон пополз к решетке. Ветер сменил направление. Механизм датчиков ожил и со скрипом повернул здание над ним.
 
Кэл проскользнул внутрь старой вентиляционной шахты. Пробившись сквозь скопление пыли и грязи, он обнаружил еще одну решетку и очутился в пустом помещении. Кэл тихонько двигался по темным, заброшенным залам.
 
Какой-то металлический звук раздался вдалеке. Затем эхом зазвучали голоса, и Кэл пошел на них.
 
Заглянув за угол, Мэйсон увидел, что коридор выходил в старый зал. Сейчас это была своего рода лаборатория. Множество компьютеров и защитных экранов окружали какое-то огромное оборудование, спрятанное под брезентом. Кабели проникали сквозь дыру в полу и соединялись с подземной системой общего электроснабжения поселения.
 
Транк сидел на ящике ближе всех к Кэлу. Саша изучала выцвевшие баннеры бану на стене. Махоуни по локоть копался в одном из аппаратов, взятых на планете Яр.
 
Кэл догадался, что было не так с Махоуни, числившимся механиком на «Фениксе». Очевидно, он – инженер… и своего рода чокнутый. Бормоча что-то про себя, он бережно извлекал гладкую металлическую канистру. Внутри было нечто либо очень ценное, либо чрезвычайно опасное.
 
– Они просто не поняли. Они были на пороге открытия, которое могло изменить человечество, и что они сделали? Что они сделали?! Они убили его! – бормотал Махоуни, осторожно неся канистру к одному из ящиков. Кэлу трудно было сказать наверняка, но ему показалось, что внутри канистры были комки какой-то травянистой грязи.
 
– Им важно, что мужчины и женщины жизни отдали за это? Нет, не важно. Просто хлопок по плечу, угроза: «никогда не говори об этом» и вон, пинком под зад.
 
Махоуни присоединил какие-то провода к канистре, все еще что-то бормоча. Саша медленно подошла посмотреть.
 
– Это неправильно. Все эти жизни. Те бюрократы должны это помнить, – Махоуни запечатал контейнер. Саша рассеянно кивнула; она не хотела в это вникать.
 
Махоуни подошел к одной из консолей и стер пыль с монитора. Посмотрел на контейнер и нажал кнопку. Канистра открылась, Саша внимательно наблюдала.
 
Несколько мгновений ничего не происходило.
 
– Я думала, ты... – начала она, но Махоуни остановил ее. Он перебегал взглядом с канистры на консоль, которая ощетинилась кружащимся потоком энергии. Саша снова повернулась к контейнеру. Даже на расстоянии Кэл тоже мог это видеть.
 
Трава и грязь начали распадаться. В считанные секунды они превратились в серую массу. Потом начались просто чудеса: масса стала реконструироваться. К концу процесса крошечный взрыв того, что было в канистре, преобразовал травянистые комки в то же самое за тем исключением, что трава стала фиолетовой.
 
– Я говорил вам, что это сработает. Дедушка был прав! – Махоуни приплясывал вокруг Саши, а она наклонилась ближе, чтобы лучше рассмотреть результат.
 
Махоуни приблизился к оборудованию в середине комнаты и снял брезент. Сердце Кэла упало.
 
Судя по форме, стабилизаторам и датчикам системы наведения сомнений быть не могло – это была бомба.

 

Глава десятая

В системе Нул Грейди Монк коротал время в ожидании своего покупателя, наблюдая за единственной звездой. Ученые говорили, что это пульсирующая звезда, но Грейди не замечал пульсации.

 
Он снова проверил часы. Он дает этому парню еще десять минут, затем двигает на встречу с другим покупателем. Грейди Монк не ждет клиентов.
 
Уголком глаза он заметил движение снаружи корабля.
 
«Ну, черт возьми, наконец-то» – подумал он и повернулся. Его глаза округлились.
 
Корабль Грейди Монка исчез в пульсирующем взрыве.
 
На борту «Джемини» Дэрроу сидел напротив Пэнни. У него появилась возможность вставить слово.
 
– Вы могли попасть в большие неприятности, лейтенант, – сказал он. – Ваш достаточно долгий монолог объяснил причины вашего незаконного проникновения в архивные файлы, но он не может изменить тот факт, что вы нарушили закон.
 
Дверь открылась. На пороге стоял адмирал Шоуволтер. Он не выглядел радостным. Пэнни и Дэрроу отдали честь. Шоуволтер вошел внутрь и пристально посмотрел на Дэрроу.
 
– Потрудитесь объяснить, почему вы допрашиваете моего пилота?
 
– Сэр, лейтенант Айала проникла в…
 
– Файлы проекта «Кассандра». Я знаю. Я связался с вашим командиром, сынок, – сказал Шоуволтер, и его голос был спокойным и размеренным. – Вы не ответили на мой вопрос.
 
– Три месяца назад мы стали замечать попытки взломать архив с лабораторными записями в отношении «Кассандры» и отследили их до внука бывшего руководителя проекта, Уордена.
 
Дэрроу обратился к экрану. На нем появился Уорден Махоуни, тот парень с «Феникса».
 
– Адвокаси установило наблюдение за Уорденом. Три недели назад он исчез. Поэтому, когда лейтенант Айала взломала файлы проекта, мы посчитали это нарушением системы безопасности.
 
– Она не работает на этого парня, – Шоуволтер посмотрел на Пэнни. Она отрицательно покачала головой. – Итак, вопрос решен.
 
В четырех системах отсюда, на территории бану, проблема была далека от решения. Кэл пытался понять, как устроить засаду на команду «Феникса», когда появились какие-то наемники. Теперь вместо Саши, Транка и Махоуни ему приходилось иметь дело еще с шестью стволами.
 
Кэл не расслышал, будут ли они продавать ее или использовать сами. Без разницы, эта штука не должна взорваться.
Теперь ему нужен был план, как исправить ситуацию. Начать перестрелку прямо здесь было плохой идеей – одного шального выстрела хватит, чтобы взорвать бомбу, комнату, может быть, целое поселение. И тогда тут не останется ничего, кроме лужи слизи.
 
У Кэла все еще был маячок с P52, указывающий местонахождение «Феникса», поэтому лучшим выходом было вывести его в космос и уничтожить там. Ему не внушала оптимизм идея сражения против Констеллейшн на его Катлассе, но это было все-таки лучше, чем пытаться выяснить отношения прямо здесь. Кроме того, он лучше управлялся с крыльями, чем с кулаками.
 
Саша тихо разговаривала с наемниками, затем подошла к Махоуни, который загружал оставшиеся канистры проекта «Кассандра» в бомбу.
 
– Все готово? Нам надо погрузить эту штуку.
 
– Да, еще пара минут, – пробормотал он, осторожно подсоединяя канистры к взрывателю.
 
Саша повернулась к наемникам.
 
– Как только мы сядем на корабль, занимайте свои позиции и следуйте по нашему маршруту. Если увидите, что кто-то движется за нами или даже просто обращает слишком много внимания, то я хочу знать об этом немедленно. – Она повернулась к Транку. – Ты заплатишь им?
 
– Да, все в порядке.
 
Кэл стал медленно отходить назад. Он хотел выбраться из здания до того, как наемники заметят и проследят его путь до вентиляционной шахты.
 
К тому времени, когда он выбрался наружу, пираты уже погрузили накрытую брезентом бомбу на платформу с антигравитационными амортизаторами. Саша кивнула бандитам, и они растворились в толпе. Мэйсон запомнил их лица и нырнул в толпу.
 
Саша и Транк осуществляли охрану, пока Махоуни вез бомбу по узким улицам поселения бану. Никто из пешеходов не обращал на них внимания. Кэл не отставал, но находился на расстоянии, стараясь не попасться на глаза наемникам, которых проинструктировали заметать следы. Наемники были хороши, так как Кэл не заметил ни одного из них.
 
Только когда они погрузили бомбу в грузовой отсек «Феникса», Кэл оторвался и побежал к Катлассу. Опустившись в кресло пилота, он разогрел двигатели. Быстрое сканирование – и маячок P52 определил местоположение корабля на экране.
 
Кэл дал им отойти на некоторое расстояние, прежде чем последовал за ними. Бандиты направлялись назад к точке гиперпрыжка. Мэйсону надо было принять решение. Без сомнения, они выработали план, как провезти бомбу мимо таможенных сканеров, но Кэл мог связаться с постом, чтобы их задержали и вынули бомбу.
 
Но был существенный недостаток – тогда он не узнает, кто покупатель, если, конечно, он был.
 
Он взвесил все за и против. Рисковать не стоит. Чем дольше эта штука находилась в космосе, тем больше была вероятность, что что-нибудь может удивить Кэла. А он уже устал удивляться.
 
«Таможенная станция ОЗИ Чарли, система Феррон. Говорит лейтенант Кэл Мэйсон, Военно-Космический Флот ОЗИ, личный номер 5847DDC. Я преследую опасное оружие, которое сейчас должно войти в вашу систему на корабле класса Констеллейшн, возможное обозначение «Феникс». Пожалуйста, задержите все корабли, подходящие под описание, и пошлите сообщение лейтенанту Пенелопе Айала, авианосец ОЗИ «Джемини».
 
Он кратко изложил все, что видел, прикрепил как отдельный файл и послал сообщение через ретрансляторную станцию.
Должно сработать.
 
Он сомневался, что Констеллейшн попытается завязать бой. К несчастью, пока Мэйсон продолжал лететь, это «сомневаюсь» превратилось в «они могут», а затем в «скорее всего». Они постараются не дать себя поймать с устройством, которое способно устроить судный день. Теперь Кэл был убежден, что поставил жизни множества агентов таможни под угрозу.
Он надавил на ускоритель, перешел на полную скорость и вошел в прыжковую точку.
 
С другой стороны гиперперехода царил хаос. Корабли свободно дрейфовали по космосу без управления. Таможенная станция была практически заблокирована.
 
Кто-то запустил довольно сильный электромагнитный заряд. Корабли, воспользовавшись тем, что система безопасности не работала, проносились через точку гиперпрыжка, а таможенные и полицейские корабли, которые были на ходу, пытались поддерживать порядок. Прекрасное прикрытие для «Феникса», чтобы проскочить таможню.
 
Кэл нашел местоположение пиратов на радаре и последовал за ними. К тому времени, как он появился в поле зрения, на их полосе оставалась горстка кораблей. Кэл начал заряжать свои орудия. Ему нужно было ударить по ним быстро и мощно, вывести из строя столько защитных механизмов, сколько возможно, если он хотел выжить.
 
Лазерные выстрелы пронеслись мимо кабины. Мэйсон уклонился от них инстинктивно. Мародер пронесся мимо него и развернулся, делая еще один заход. На своих сканерах Кэл увидел, что «Феникс» поднял защитное поле. Теперь до него дошло: там, в лаборатории, когда Саша сказала «занимайте свои позиции и следуйте за нами», она не имела в виду поселение. Она говорила про космос.
 
– Кэл, ты глупый сукин сын.
 
Снова огонь от пирата. Мэйсон вывел корабль из-под обстрела. Внезапно пришло сообщение от них по передатчику.
 
– Назовите себя. – Это была Саша.
 
– Угадай-ка, – ответил Кэл. Мародер пристроился за ним и открыл огонь из всех орудий. Кэл развернул турель и открыл ответный огонь.
 
– Мэйсон?
 
– Тебе надо остановиться.
 
Повисла долгая пауза.
 
– Иди к черту, Мэйсон.
 
– После того, как я видел, что эта бомба может натворить… – произнес Кэл. Система подала сигнал об угрозе ракетной атаки, он изменил направление и применил контрмеры. – Ты прекрасно знаешь, я не могу этого сделать.
 
– Твое дело.
 
– Ты не такой человек! – выпалил Кэл, надеясь, что она еще не закрыла канал. – Ты везешь нечто, что может уничтожить миллионы, возможно, миллиарды. Я знаю и понимаю, у тебя хватит смелости свести счеты с ОЗИ, правда, но это слишком даже для тебя, и ты это прекрасно знаешь.
 
Мародер навел на него инфракрасный маркер, поток ракет вылетел из пусковой шахты и зашел на цель. Турель «Феникса» развернулась и сделала несколько выстрелов.
 
Наемники в Мародере были хороши, но все-же не очень. Проблема состояла в том, что приходилось сражаться с двумя кораблями, атакующими в тандеме. Мэйсон оторвался от «Феникса» и стал уклоняться, все ракеты устремились за ним. Мародер догонял Кэла, двигатели второго преследователя вспыхнули, и он устремился прочь.
 
Мэйсон врубил экстренное торможение, двигатели отключились, и Катласс развернулся, не теряя скорости. Кэл открыл лазерный огонь по приближающимся ракетам. Он смог сбить шесть из восьми, затем ему пришлось развернуться снова и запустить двигатели.
 
Мародер выпустил весь свой арсенал по Катлассу. Кэлу удалось отделаться от двух последних ракет, но истребитель получил достаточное количество ударов. Защитное поле едва выдержало.
 
Освободившись от ракет, Кэл снова был готов сражаться. Мародер продержался всего четыре минуты.
 
Согласно курсу «Феникса», они направились к точке гиперперехода в систему Крошау. Мэйсон видел, как корабль вспыхнул при вхождении в прыжковую точку и пропал. Ушли.
 
Кэл перенаправил всю имеющуюся энергию на двигатели. Катласс устремился за исчезнувшим кораблем.
 
Дэрроу отправил свой доклад о происшествии и ждал дальнейших указаний от начальников. Пэнни сидела, разглядывая потолок и сходя с ума от скуки.
 
Дверь открылась, молодой энсин заглянул внутрь.
 
– Сообщение для лейтенанта Айала, – энсин нервно взглянул на Дэрроу и запнулся. – Это от Кэла, мэм.
 
Десять минут спустя Пэнни стола перед Шоуволтером, проигрывая сообщение Кэла о «Фениксе», бомбе и остальном. Шоуволтер смотрел перед собой. Его глаза сузились, он слушал внимательно, но его лицо было непроницаемо, впрочем, как обычно. Дэрроу стоял у двери.
 
– Они направляются к Земле, – сказал Шоуволтер после продолжительного молчания.
 
– Вы не думаете, что они попытаются ее продать? – спросила Пэнни.
 
– Двадцать к одному, что этот малый закончит то, что начал его сумасшедший дедуля. – Шоуволтер вызвал мостик. – Разворачивайте двигатели. Мы меняем курс.
 
В системе Крошау все было спокойно. Почти на всех планетах шел обычный день – люди направлялись на работу, дети бежали в школу.
 
Тут было четыре действующих точки гиперпрыжка: одна вела к системе Соль и Земле, вторая – к системе Нул, невостребованной из-за пульсирующей звезды в ее центре, третья – в систему Давиен…
 
Кэл вышел из четвертой точки, из системы Феррон. Его радару потребовалось мгновение, чтобы определить местонахождение противника – тот шел по курсу к системе Нул.
 
Кэл продолжал преследование, уворачиваясь от потока общественного транспорта.
 
На расстоянии он заметил очертания корабля типа Констеллейшн и прибавил скорость, чтобы сократить это расстояние. Да, это был «Феникс».
 
Все его системы вдруг как взбесились. По всем каналам звучала общая тревога. Что-то насчет…
 
«О, нет» – подумал Кэл. Он оглянулся.
 
Черный Коготь вынырнул из гиперперехода вместе с дюжиной истребителей вандуулов и сразу же ринулся в атаку против агентов таможни. Вслед за ними показались остальные тяжелые корабли клана во главе с флагманом. Местные копы и пилоты встали на защиту системы.
 
«Феникс» пролетел между рядами вандуулов и исчез внутри флагмана. Внезапно все кусочки головоломки совпали. Саша не нанимала вандуулов, чтобы совершить налет на систему. Это вандуулы наняли их, чтобы построить оружие. Это была не месть Махоуни, а хорошо организованный удар вандуулов в сердце врага.
 
Флагман открыл огонь из всех орудий. Его истребители сминали ничтожное сопротивление землян.
 
Кэл подключился к общей системе связи, чтобы организовать пилотов и устремился прямо в гущу сражения.
 
Пилоты обеих сторон кружили, пытаясь сбить врага. Лазеры проносились по пустому пространству. Космос был усеян обломками кораблей. Все каналы были заняты, пилоты неистово переговаривались друг с другом. Это была война.
 
Флагман изменил курс, двинувшись в направлении к системе Соль, к Земле.
 
Кэл разобрался с рейдером, с которым сражался уже какое-то время, затем оценил ситуацию. Все шло не очень хорошо. Вандуулы были более опытными, безжалостными. Полиция и разрозненные военные корабли наносили удары, но враг легко расправлялся с гражданскими судами. Кэл знал, ход сражения решительно и смертельно меняется не в их пользу. Даже если удастся уничтожить вражеские истребители, то они беззащитны перед другими тяжелыми кораблями клана.
 
Затем он увидел спасение…
 
Авианосец. Красавец «Джемини» вынырнул из гиперперехода со стороны системы Феррон. Мэйсон понял, что они получили его сообщение. Семь звеньев истребителей оторвались от палубы.
 
– Мы думали, что ты погиб, – сказала Пэнни по передатчику.
 
– Да брось, Пэнни, – ответил ей Кэл.
 
– Ну, когда Дедуля доберется до тебя, может тебе лучше быть мертвым.
 
– Рад видеть тебя, Пэнни.
 
– Я тоже, – ответила она. – Ну что, начнем?
 
Они нырнули в гущу сражения.
 
Флагман вандуулов развернул свои орудия против «Джемини». Палубные пушки обменивались массивными залпами по всему пространству. Защитные поля вспыхивали, удерживая снаряды. Маленькие корабли попадали под перекрестный огонь и сгорали.
Кэл и Пэнни сражались бок о бок, как всегда. Он увидел, как «Феникс» отделился от флагмана и, прокладывая себе путь среди сражения, направился обратно к системе Феррон.
 
Защитное поле Катласса вспыхнуло. Кэл оглянулся. Черный Коготь в компании друзей наступали на них.
 
– Посмотрите-ка кто вернулся, – сказал Кэл.
 
– Давай достанем его, – ответила Пэнни.
 
Мэйсон и Пэнни оторвались от своих противников и полетели наперехват Черному Когтю. Они видели, что местные пилоты пытались атаковать Черного Когтя, но не могли справиться с асом врага.
 
Кэл открыл огонь по Когтю, который мастерски уклонялся от выстрелов. Пэнни попыталась заполнить пробелы, но Черный Коготь был слишком проворным. Внезапно им самим пришлось увертываться от выстрелов и ракет дюжины рейдеров. Кэл едва мог держать Черного Когтя в поле зрения, двигаясь по спирали сквозь пространство, его защитное поле вспыхивало от множества ударов со всех сторон. Пэнни вышла из строя и закружилась с парой рейдеров.
 
На борту «Феникса» Саша смотрела на пустое пространство впереди. Ее выражение лица было утомленным и раздраженным. Транк управлял турелью. С таким же выражением лица, как и у Саши, он наблюдал, как отчаянное сражение захватывает все пространство.
 
Спустившись по лестнице, он присоединился к своей сводной сестре в кабине пилота.
 
– Их там разорвут на части, – сказал он после долгой паузы.
 
– Это не наши проблемы, – тихо ответила Саша. Вышло не очень убедительно.
 
– Технически… – начал Транк, но остановился.
 
– Что?
 
– Я не знаю. Мы сделали работу и получили гонорар. Поэтому технически наша ответственность на этом заканчивается. Дальше мы можем делать, что захотим.
 
Они сидели молча.
 
– Я просто говорю… – заметил Транк.
 
Во время сражения часть защитных полей на вражеском флагмане стала отказывать. Снаряды взрывались уже на внешней броне корабля.
 
«Джемини» тоже получал свою львиную долю ударов. Одно из основных орудий было сорвано прямым попаданием, вызывая взрывы боеприпасов под палубой, что привело к многочисленным разрушениям корпуса. Остальные боевые корабли вандуулов специально атаковали двигатели. Тяжелый авианосец начал замедлять ход.
 
Кэл нацелился на флагман. Бомба должна все еще быть там. Имеет смысл попробовать. Это самое безопасное место, и это единственный корабль, который несется в систему Соль. Мэйсон догадался, что флагман сможет совершить гиперпрыжок через считанные секунды.
 
– Пэнни, прикрой меня.
 
– Что ты затеял на этот раз?
 
– Ты не захочешь знать.
 
Кэл увернулся от выстрелов Черного Когтя и устремился к флагману. Коготь попытался преследовать Кэла, но Пэнни отрезала его, давая напарнику преимущество.
 
Мэйсон услышал, как Пэнни отчаянно ругается по передатчику. Он оглянулся – ее подбили. Один из ее двигателей вышел из строя. Черный Коготь и истребители-вандуулы кружили вокруг нее, пытаясь добить. Кэл снова взглянул на флагман, готовящийся исчезнуть в гиперпереходе.
 
Либо Пэнни, либо флагман.
 
Когда Кэл потянулся к ретро-ускорителям, что-то пронеслось мимо по направлению к Пэнни. Лазерные выстрелы уничтожили вражеские Косы прежде, чем они смогли ударить. Черный Коготь ушел в отрыв, чтобы не попасть под обстрел.
 
Это был «Феникс».
 
– Удачи, Мэйсон, – это было все, что он услышал через передатчик прежде, чем «Феникс» завел двигатели и умчался прочь.
 
Пэнни смогла активировать свой двигатель и улетала в безопасное место.
 
Кэл снова сосредоточился на флагмане и стал играть в открытую. Он мысленно пробежался по внутреннему плану корабля, вспоминая тот момент, когда был на нем, представил посадочный отсек. Глубокий, пещерообразный, но обладающий достаточным местом для маневра.
 
Флагман исчез в точке гиперпрыжка.
 
Лазерные выстрелы прошли мимо Кэла. Черный Коготь снова преследовал его. Мэйсон включил форсажные ускорители, Катласс устремился вперед к прыжковой точке и исчез вместе с Черным Когтем, висящим у него на хвосте.
 
Пространство превратилось в размытое пятно. Включился автопилот и стал переходить на безопасную для корабля скорость. Кэл отключил ассистента и снова ускорился. Он дюжину раз проходил через гиперпереходы систем Крошау/Соль.
 
Оставалось примерно пять минут, прежде чем они выйдут с другой стороны.
 
Что-то разбило крыло его истребителя. Флагман медленно летел, то появляясь, то исчезая из поля зрения. Корпус Катласса заскрежетал, когда Кэл закружился в полете. Он хотел вылететь впереди флагмана.
 
На одном крыле и молитве, Мэйсон, заглушив форсажные ускорители, развернул корабль.
 
Внезапно он очутился в посадочном отсеке. Он просканировал полетную палубу внизу. Растерявшийся вандуул зарычал на него и выстрелил из пистолета.
 
Три минуты.
 
Он пролетел всю полетную палубу, но так и не нашел...
 
Бомбу. Вот она! Механики устанавливали ее на бомбардировщик вандуулов. Кэл развернул Катласс. В поле зрения появился, снижаясь, Черный Коготь. Мэйсон, сосредоточившись на цели, не отвлекался на врага – он знал, что другого шанса не будет.
Две минуты.
 
Черный Коготь атаковал его, орудия выстрелили. Кэл тоже ответил огнем.
 
В системе Соль все было тихо. Корабли подкрепления скопились у прыжковой точки.
 
Носовая часть вражеского флагмана появилась из гиперперехода. Все корабли военного флота ОЗИ навели свои орудия, но выстрелить им не пришлось.
 
Только носовая часть флагмана вандуулов вывалилась из гиперперхода, задняя часть отсутствовала. В этот же момент Катласс Мэйсона вылетел из посадочного отсека. Его тоже зацепило газом «Кассандра».
 
Кэл немедленно катапультировался. Ускорение толкнуло его в сторону своего флота. Обернувшись, он увидел, как флагман превращается в молекулярное пятно в нулевой гравитации. И Катласс тоже. Это было обидно, ему начал нравиться этот корабль.
Теперь, когда прилив адреналина спал, Мэйсон ощутил резкую боль в ноге. Чувствовалось, что она сломана.
 
Он вздохнул и помахал кавалерии, чтобы его подобрали.
 
Под бурные аплодисменты Кэл вступил на борт «Джемини». Керни, пусковой механик огромного роста, зажал его в своем медвежьем объятии. Пэнни ждала, уперев руки в бока и ухмыляясь. Кэл приветствовал ее, и она кивнула.
 
Пилоты и члены экипажа похлопывали Кэла по плечу, пока он хромал по палубе. Затем толпа разошлась, и он оказался лицом к лицу с адмиралом Шоуволтером. Кэл встал по стойке смирно и отдал честь.
 
– Сэр.
 
Шоуволтер гневно смотрел на него.
 
– Мы похоронили тебя, Мэйсон.
 
– Извините, что все испортил, сэр, – Кэл пытался сдержать улыбку. Это были уже четвертые похороны, которые они справили по нему. – Постараюсь оставаться мертвым в следующий раз.
 
Шоуволтер покачал головой и ушел.
 
Кэл провел две недели в медчасти с ногой в гипсе. Он пытался найти какие-нибудь сводки новостей о Саше или «Фениксе». Корабль нашли брошенным около Терры, а она просто исчезла.
Через четыре дня Мэйсона снова начало охватывать нетерпение, нетерпение от того, что он находился на земле слишком долго…
 
Система Нул. Мусорщики собирали дрейфующие обломки транспортного корабля. По номерам корабль принадлежал какому-то отморозку по имени Грейди Монк. Большинство обломков – хлам, но кредиты есть кредиты. Времена были трудные.
Радар начал пульсировать, подавая сигнал о новом контакте. Пилот сборщика просканировала приближающийся корабль, но не смогла установить его идентификационный номер. Она выглянула из кабины. Вандуульский истребитель типа Коса пронесся мимо. Пилот подпрыгнула с криком.
 
Истребитель не развернулся и не стал атаковать, он держал курс на территорию Вандуул. Прежде чем он исчез в пустоте, пилот заметила, что одно крыло выглядело как будто его окунули в Черноту.
 
 
Конец.

 

 

Читать в fb2

 

Перевод: SoulStealer и Privateer

Редактирование и оформление: H_Rush и Silver_One

 

 

Оригинал

  • Upvote 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Если бы CIG сайт не переделали, я бы не прочитал эту историю. Спасибо! 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты