Имперский отчет: застрявший в пространстве вандуулов

Имперский отчет: застрявший в пространстве вандуулов

Имперский отчет: застрявший в пространстве вандуулов

БЕК: Добро пожаловать на "Имперский отчет" и спасибо, что присоединились к нам. Я Бек Рассам.

АЛАН: И я Алан Нуэво. В начале сегодняшнего шоу мы хотим обратить внимание на вандуульский фронт. Хотя публику зачастую потчуют рассказами о крупных достижениях, невероятные личные истории матросов, в задачу которых входит охранять Империю, нередко обходят стороной.

БЕК: Виктория Хатчинс сейчас находится в системе Киллиан, чтобы поведать вам одну из таких историй, которая описывает невероятное путешествие домой одного боевого пилота Флота ОЗИ.

ВИКТОРИЯ: Этот огромный ангар на Оше может и не выглядит настолько большим, но для военных и их родных во всей Империи не существует более приятного места. Именно здесь каждую неделю на один день после несения дежурства в самых опасных уголках вселенной матросы покидают свои транспорты, чтобы воссоединиться с семьями. Хотя во время таких увольнительных вокруг обычно полно родных и близких с самодельными плакатами, любезных государственных представителей и даже музыкантов военного духового оркестра, возвращение капитана-лейтенанта Лиама Нейли прошлой ночью стало событием совсем иного рода.

Обычные празднества были приостановлены, когда корабль поддержки, который обычно перевозит припасы, причалил в этом ангаре с капитаном-лейтенантом Нейли на борту. Встречали его лишь жена Анайя, дочь Габия и несколько высокопоставленных военных представителей. Это эмоциональное возвращение было подготовлено специально для пилота, который лишь несколькими днями ранее выжил в невообразимой ситуации – оказавшись запертым в одиночку в пространстве вандуулов.

"Имперскому отчету" было предоставлено право взять у капитана-лейтенанта эксклюзивное интервью, так что он может поделиться своей шокирующей историей.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Спасибо за такую возможность. Если быть честным, в какой-то момент я и представить себе не мог, что вернусь домой живым.

ВИКТОРИЯ: Хотя невероятное путешествие капитана-лейтенатнта Лиама Нейли домой успешно завершилось в этом ангаре, началось оно на вандуульском фронте. Когда этот награжденный знаками отличия пилот-истребитель с сотнями боевых вылетов и дюжинами подтвержденных сбитых противников стартовал с корабля Флота ОЗИ "Эммит", он знал, что во время миссии возможно столкновение с врагом.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Нам было поручено провести разведывательный полет. Военная разведка хотела обновить свои карты и полагала, что эта система является необитаемой. Однако это оказалось не так. Выяснилось, что там обосновался небольшой клан вандуулов, который пожирал ресурсы системы. Мы случайно встретились с ними, когда выходили из прыжка. Ранее я уже сражался с вандуулами, но в этот день что-то было иначе. Они буквально раскусили наши намерения. Всюду, куда бы я не поворачивался, они встречали меня и просто сбивали мне щиты. Нас полностью подавили огнем, и у звена не было ни единого шанса.

Как только упали щиты, я понял, что долго не протяну, поэтому я выпустил в них все что у меня было. Когда щит перестал работать, у меня осталась одна контрмера. И тогда я обернулся кругом и направил нос корабля прямо под обломки Дриллера, которого нам каким-то образом удалось уничтожить.

Я реально не думал о том, что я делаю. Это были инстинкт и адреналин.

К счастью, я верно выбрал время. Я сместился влево, выпустил этот последний оставшийся отражатель и дернул рычаг катапульты в надежде, что вандуулы потеряют меня в этом световом шоу. Я даже не оглядывался, чтобы посмотреть на столкновение моего корабля. Я просто продолжал двигаться вперед до тех пор, пока не добрался до внутренностей уничтоженного вандуульского корабля.

ВИКТОРИЯ: Капитан-лейтенант Нейли не был уверен, отобразился ли он на сканерах вандуулов, и поэтому он не стал сразу же отправлять сигнал бедствия. Вместо этого, чтобы остаться в живых он положился на тактику, изученную во время подготовки по выживанию, уклонению, сопротивлению и побегу. Он продолжил двигаться дальше и, что еще важнее, попытался контролировать свое дыхание.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Намного сложнее делать это, когда ты пробираешься сквозь взорванный вандуульский корабль капитал-класса. Не могу сказать, сколько я прошел поворотов прежде чем лицом к лицу столкнулся с мертвым вандуулом. Никогда раньше не находился так близко к одному из них и, надеюсь, в будущем этого не повторится. Не знаю, как космопехота это переносит, скажу я вам.

ВИКТОРИЯ: Когда капитан-лейтенант убедился, что его не засекли, он переключил внимание на следующий шаг – быть спасенным.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Я отправил аварийный сигнал, но никто на него не ответил. Это значило, что либо все были слишком заняты сохранением собственного укрытия, либо все погибли. Единственным способом узнать это наверняка было посмотреть самому.

ВИКТОРИЯ: Нейли рискнул вернуться обратно в открытый космос. И то, что он увидел, подтвердило его худшие опасения.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Повсюду были обломки. Такая вот обстановка. Битва завершилась, и я остался один.

Волна паники нахлынула на меня. В тот момент я подумал, что никогда больше не увижу свою семью. "Эммит" находился за целую систему отсюда, и у меня не было никакого способа дать им знать о произошедшем. Пройдут часы, прежде чем мою группу официально признают пропавшей и организуют спасательную операцию.

К счастью, моя тренировка взяла верх. Быстрые подсчеты подтвердили то, о чем я уже подозревал. В моем костюме было недостаточного кислорода, чтобы дожить до того момента, когда поисковая группа доберется до системы.

ВИКТОРИЯ: Капитан-лейтенант Нейли оказался в замкнутом круге. Ему требовался кислород для выживания, но поисковые усилия лишь сильнее расходовали его запас. Он медленно пролетел сквозь обломки в поисках запасов кислорода, которые пережили бы разрушение.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Обломки разорванных на части кораблей выглядели довольно одинаково. Порой я тратил драгоценное время, пробираясь сквозь поле обломков, а затем обнаруживал, что это вандуульский корабль.

ВИКТОРИЯ: Удача не улыбнулась Нейли в поисках кислорода среди обломков, а его усилия лишь вынуждали ситуацию принять ужасный оборот.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Мне было известно одно место, где я мог бы найти кислород... это баллон, прикрепленный к другому полетному костюму. Моим приоритетом стал поиск павших матросов. Было очень тяжело изучать останки пилотов, с которыми я вместе рос и тренировался. Я зафиксировал их имена, звания и точное местоположение. Таким образом, если бы я выжил, то мог бы быть уверенным, что они тоже найдут свой дом.

ВИКТОРИЯ: Пока капитан-лейтенант Нейли методично обыскивал поле обломков, его запас кислорода медленно истощался. Маленький баллон, который ему удалось обнаружить, добавил драгоценные минуты к его жизни, но все равно его время уходило.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Я думал бросить поиски и сосредоточиться на сохранении имеющегося запаса кислорода, но его все равно не хватило бы до прибытия спасательной группы. Во мне росло отчаяние, и я делал все больше и больше глубоких вдохов для сохранения спокойствия.

В тот момент вдалеке я увидел болтающийся Гладиус в довольно неплохом состоянии. Корпус был изрешечен огнем из плазмометов, однако кабина, насколько я мог судить, выглядела относительно нетронутой. Я рискнул и полетел дальше, чем было бы разумно в данной ситуации. По мере приближения я заметил, что купол был открыт, но сама кабина и приборная панель остались целыми.

ВИКТОРИЯ: Нейли забрался в кабину и закрыл купол. Зная, что на кону стояла его жизнь, он выбрал момент и затем принялся активировать системы жизнеобеспечения.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Мое сердце чуть было не вырвалось из груди, когда корабль подал признаки жизни. Даже не знаю, чтобы бы я сделал, если бы он не запустился.

ВИКТОРИЯ: Но чудесным образом это произошло. Система жизнеобеспечения начала перекачивать кислород в его скафандр.

ЛИАМ НЕЙЛИ: В тот момент всё одновременно поразило меня. Осознание того, что я могу выжить практически переполняло меня. Не знаю, что такого я сделал, что оказался настолько удачлив.

ВИКТОРИЯ: Капитан-лейтенант Нейли оставался в кабине и терпеливо ожидал до того момента, как он узнал, что к нему будет отправлена спасательная группа. Он учел время, которое им понадобится для запуска, путешествия к прыжковой точке и ее пересечения. Он боялся, что слишком ранняя отправка сигнала бедствия привлечет внимание вандуулов, которые известны тем, что возвращаются на места битв для сбора оставшихся ресурсов.

ЛИАМ НЕЙЛИ: К счастью, я верно угадал время. Они были в системе незадолго до того, как я отправил сигнал бедствия. Видеть, как спасательная группа выходит из кванта прямо передо мной, было одним из лучших моментов в моей жизни. Это означало, что я доберусь до дома.

ВИКТОРИЯ: И дом находится прямо здесь, где сейчас стоит капитан-лейтенант Нейли. После спасения он помог найти тела погибших матросов, обнаруженных им во время своих поисков. Его героизм был отмечен верховным командованием, которое предоставило ему временный отпуск для отдыха и воссоединения с семьей.

Что касается дальнейшей службы, представители Флота предложили ему должность преподавателя в академии. И хотя Нейли утверждает, что еще не принял окончательного решения, при вопросе о планах на будущее его глаза загораются.

ЛИАМ НЕЙЛИ: Итак, на данный момент я могу сказать, что наша миссия по борьбе с вандуулами еще не завершена. И очевидно, что я не намерен сдаваться.

ВИКТОРИЯ: Я Виктория Хатчинс, веду репортаж из Оши. Возвращаемся к вам, Алан и Бек.

БЕК: Спасибо, Виктория.

АЛАН: Какая невероятная история.

БЕК: Несомненно. От лица признательной Империи хотим поблагодарить тебя за твою храбрость, капитан-лейтенант Нейли.

АЛАН: Нам нужно сделать небольшой перерыв. Далее в программе мы отправимся в систему Эллис вместе с нашим спортивным репортером Кольтом Леграндом, чтобы узнать всю правду о некоторых новых правилах и требованиях в гонках Кубка Мюррея в этом году. Об этом и многом другом вы узнаете после возвращения "Имперского отчета".

Перевод: H_Rush

Оригинал

H_Rush administrator