Крысы Пустоты. Часть 6

Крысы Пустоты. Часть 6

Крысы Пустоты. Часть 6

Крысы Пустоты. Часть 6

За авторством Дуга Найлза

Часть шестая

Двое военных из Флота ОЗИ: лейтенант Даррисон Джексон и старшина Бродерик МакКлин крепко держатся за летающий ховер, которым управляет Затер Дейн – офицер-изменник и работорговец. Эта парочка проникла в крепость Дейна на пустынной планете в системе Нул, но все их планы рухнули, когда Дейн захватил контроль над их транспортным средством. В патрульном катере, припаркованном в доке базы контрабандистов на мертвой планете, лидер эскадрильи, капитан-лейтенант Ная Антуанетта, отслеживает положение своих соратников при помощи скрытого передатчика. За ее спиной пиратский капитан Шарона Сайрин, которой и принадлежит этот патрульный катер, просто сидит, смотрит и ждет. Она знает, что в этом смертельном противостоянии им отведена роль фактора неожиданности.

Персональный ховер несся по темному каналу с пугающей скоростью. Машина совершенно не подчинялась командам мужчин и уносила их все глубже и глубже в скованные скалами пещеры под поверхностью планеты Нул V. Ди-Джек в кресле пилота оставил попытки вернуть себе управление. Он понимал, что даже если каким-то образом ему удастся перехватить контроль, то он неизбежно врежется в каменистую поверхность. Он не мог этого видеть, но чувствовал, что скалы опоясывали мотоцикл со всех сторон, поэтому просто уцепился за рукоятки и опустил голову.

– Держись! – услышал он совершенно излишний рев Мака, когда несущийся ховер круто сместился и прижался к левой стене. Затем он снова помчался вперед, хотя теперь Джексон смог разглядеть впереди слабое мерцание света. Органы управления на рукоятке все еще сопротивлялись любым попыткам пилота замедлить темп поворота машины.

Спустя несколько секунд байк промчался через открытый проем и достиг места, где туннель вливался в большую ярко освещенную камеру. Ховер нырнул прямо навстречу каменному полу и повернулся всего лишь в одном-двух метрах над гладкой отполированной поверхностью. Джексон, который все еще изо всех сил старался удержаться, увидел крупный корабль металлического цвета, покоившийся на трех опорах. Его обшивка сияла хромом, с боков в разные стороны расходились множественные крылья, а в кормовой части виднелись обтекатели трех больших двигателей.

За кораблем зиял огромный прозрачный шлюз, по ту сторону которого бушевала темная атмосфера Нул V – мрачное серое небо, постреливаемое вспышками электрических разрядов. Джексон с трудом мог видеть переливающийся барьер, который отделял штормовую погоду планеты от умеренной и пригодной для дыхания атмосферы внутри ангара.

Внезапно ховер остановился. Из-за неожиданности Джексон качнулся вперед и чуть было не опрокинулся через руль. Он с трудом вернулся на свое сидение, но в этот момент байк повернулся на 180 градусов и завис в таком опрокинутом положении. Столь внезапный маневр заставил пилота тут же вывалиться из седла. Ему едва удалось смягчить падение, выставив вперед руки и совершив перекат по полу. За его спиной на пол грохнулся ругающийся Мак.

Но как только пилот уставился на сияющий корабль, он забыл про боль и шок от падения .

– «Серебристый Паук» – громко прорычал он.

– Вполне подходящее имя, мне оно даже нравится.

Джексон узнал Затера Дейна – такой же клокочущий голос донесся через видеоэкран, когда Дейн перехватил управление ховером. Встав на ноги и потерев ушибленное плечо, Джексон осмотрелся в поисках самого обладателя этого голоса.

Он без труда приметил Дейна. Мужчина сидел в большом кресле, которое свободно парило примерно в метре над полом прямо перед носом «Паука». Его блестящий череп мерцал в тени.

– Вы окажете мне одолжение, если бросите оружие, – сказал Дейн. Его глаза, черные как уголь, но необычайно яркие, были прикованы к двоим мужчинам.

Рука Джексона лежала на рукоятке его P4, хотя он не имел представления, как ему добраться до оружия. Из тени появились четверо вооруженных лазерными винтовками людей, по двое с каждой стороны от Дейна. Их оружие было направлено на Джексона и МакКлина. Пилот вспомнил, как Сайрин описывала "браслетов", поэтому не удивился, когда увидел на шее у каждого из них по серебряному ошейнику. Казалось, что время замерло на долю секунды, и рука пилота дрожала в желании достать оружие.

– Живее! Вы же не думаете, что сможете утаить что-то от меня? – спокойно спросил работорговец. Его взгляд не отрывался от вояк, но у Джексона сложилось отчетливое впечатление, что Дейн как будто читал текст с одному лишь ему видимого экрана. Внезапно его ритмичный голос стал жестче.

– Положите пушки на землю, или этот короткий разговор станет для вас последним.

Не имея явных альтернатив, двое мужчин бросили свое оружие и отошли в сторону, куда указали им четверо стрелков. Дейн махнул ховеру, тот выровнялся, плавно проскользил мимо и припарковался у него за спиной.

– Эта штука подчиняется ему, как чертова марионетка, – прорычал Мак достаточно мягко, чтобы только Джексон смог расслышать его. Пилот едва ли был готов поверить, с какой легкостью работорговец манипулировал машиной, не используя при этом никаких инструментов или оборудования.

– Но где же дамы? – вздохнул Дейн. – Я так надеялся, что они тоже присоединятся к нашему празднику.

– Какие дамы? – спросил Джексон, ударяясь в блеф.

Дейн покачал головой, как бы разочарованный жалкой уловкой Джексона.

– Лейтенант Джексон, я все знаю о тебе. Старшина МакКлин, и о тебе тоже. Так что не пытайтесь обмануть меня. Я говорю о командующей Антуанетте, конечно. И этой обаятельной пиратше, Шароне Сайрин.

– Пиратская сучка мертва, – резко заявил Мак. Джексон опешил, но все же подыграл Маку и решительно кивнул головой.

– Как это случилось? – спросил работорговец, нахмурившись во внезапном разочаровании.

– Она не хотела отдавать корабль, – проворчал Джексон. – Так что я застрелил ее.

– Ох, ладно, у меня были такие планы на эту девушку. – Затер Дейн громко вздохнул. – Хорошо. В таком случае, мне придется уделить малышке Ная двойное внимание.

– Она уже давно исчезла, – резко ответил Джексон с показной смелостью в голосе, хотя на самом деле и не ощущал ее.

– Не глупи. Она бы не отправила вас двоих сюда без какой-либо связи. – Он махнул рукой, и двое "браслетов" выдвинулись вперед. Они повалили МакКлина на землю лицом вниз и приставили стволы своих винтовок к его затылку.

– Теперь, – сказал Затер Дейн с новым стальным тоном в голосе, – свяжись с командующей Антуанеттой, или мне придется разбрызгать мозги этого храброго матроса по моей красивой и чистой палубе.

– Не слушай... – начал было Мак, но грубый удар заставил его замолчать. Джексон посмотрел на своих противников, чьи глаза, казалось, источали еще больше холодного блеска, чем раньше.

И пилот знал, что у него не было выбора.

*  *  *

– Капитан? Это Л-Джек. Я приближаюсь к цели. Думаю, у меня есть информация, которую вы ждете.

Слова протрещали через динамик в кабине «Перохвоста», хотя видеоэкран оставался темным. Ная и Сайрин буквально остолбенели в своих креслах, когда пришло это внезапное сообщение. Капитан-лейтенант потянулась к видеоэкрану, но остановилась, когда пиратский капитан поднесла палец к губам и протянула руку, чтобы предотвратить движение Наи.

Антуанетта всё поняла и не стала трогать переключатель видео. – Это Антуанетта. Доложите, – решительно приказала она.

Мы нашли цель. Мак вляпался в кое-какие неприятности и был вынужден залечь на дно. Возможно его схватили. И субъект, известный как капитан Сайрин, мертв.

Ная посмотрела на капитана, которая сидела в кресле рядом с ней и выглядела вполне себе живой, и кивнула с растущим пониманием.

– Какие будут ваши предложения? – спросила она.

– Я думаю, вам нужно спуститься сюда. Вместе мы могли бы найти способ вернуть Мака, а затем убраться подальше.

Капитан торопливо размышляла. Очевидно, что Джексон говорил не по своей воле, ведь она никогда не называла его Л-Джек. И, конечно, история о гибели Сайрин была чистой выдумкой.

– Хорошая идея, – сказала она, стараясь сохранять спокойствие. – Смотрите, я собираюсь вывести корабль на автоматическую орбиту, чтобы освободить док. Где мы встретимся?

– Садитесь на поезд до арены. Я буду ждать там, – ответил Джексон. Пускай его голос звучал нормально, но он предоставил ей достаточно доказательств, чтобы понять, что дела приняли губительный оборот.

И если вдруг этих доказательств оказалось недостаточно, как только она выключила переговорное устройство, тотчас же зажегся аварийный сигнал, посланный с его тревожной кнопки.

Она приглушила тревогу и взглянула на Сайрин, которая смотрела на мониторы и изучала окружающую территорию. Пират указала темным пальцем на экран, и Ная увидела, как к кораблю в боевом порядке приближались две команды вооруженных охранников, по полдюжины человек в каждой. Одна группа заходила с левого борта, вторая с правого. Они перемещались по длинному, наполненному людьми доку так, как будто приближались к военному объекту: половина команды заняла огневые позиции за связками товаров, подпорками или корпусами судов, в то время как их товарищи рванули вперед на пять или десять метров. Затем перебежчики заняли укрытия и навели свои орудия на цель, а оставшаяся позади группа проследовала мимо них. Обе команды быстро приближались к кораблю с двух сторон.

– Правильное решение – отправить корабль подальше. Я позабочусь об этом. Тебе лучше убираться отсюда, – прошептала Сайрин. Две группы вооруженных людей уже подобрались к кораблю менее чем на сто метров.

– Хорошо, согласилась Ная. На мгновение она задумалась, может ли она доверять другой женщине – известному пирату и контрабандисту, но быстро поняла, что у нее нет иного выбора. Она встала и уже собиралась было направиться к пандусу, когда Сайрин остановила ее жестом.

– Запомни: действуй так, как будто ты не знаешь, что это ловушка.

– Хорошо. – Она остановилась, чтобы пристегнуть пистолет и набросить тонкую тканевую накидку поверх униформы. Она стремительно спустилась по пандусу, отвернулась от корабля и направилась к проходу, ведущему в торговый район станции. Стрелки впереди нее скрылись в тени, и она решила не оглядываться назад.

В тот же момент она услышала гул и клацанье гидравлического механизма, который снова поднял пандус и запечатал корпус корабля. Она не стала останавливаться, чтобы посмотреть, как «Перохвост» начинает движение. Двигатели уводили корабль назад от платформы в сторону электронного шлюза и простирающегося за ним темного космоса.

– Эй, – окликнули ее сзади. Она обернулась и увидела спешащую у нее за спиной команду охранников. – Руки вверх! Ты идешь с нами! – прорычал голос.

Один из охранников поднял свою винтовку и прицелился в корабль, но очевидно сообразил, что не стоит открывать огонь на густонаселенной станции. Кроме того, его лазерная винтовка хоть и была достаточно мощной, но вряд ли смогла бы нанести урон прочному корпусу патрульного катера.

– Ты должна была оставить этот корабль здесь! – прорычал другой вооруженный человек. Он вылез из под корпуса соседнего судна, где, очевидно, сидел в укрытии. На шее у него, равно как и у его товарищей, она заметила металлические браслеты, вроде ошейников. Он ткнул Наю стволом своей лазерной винтовки, но она стиснула зубы и отказалась отступать.

– Никто не сказал мне об этом! – грубо ответила она. – Я просто собираюсь встретиться с другом.

– Ты не знаешь и половины всего, – заявил второй человек, совершив многозначительный жест своим длинным оружием. – И все же я хотел бы посмотреть, насколько дружелюбной ты можешь быть, – добавил он с хитрым взглядом.

Ная застыла на месте, но сдержалась от грубого ответа. Она проследовала вдоль дока в окружении дюжины стрелков, но при этом высоко подняла подбородок, твердо решив лишить их удовольствия лицезреть ее гнев.

Гнев, который определенно достигал очень высокого уровня.

*  *  *

– Что ты имеешь в виду, ты позволил кораблю уйти? – проворчал Затер Дейн практически шепотом.

Лидер отряда сопровождения, этот смуглый татуированный громила, который так грубо втолкнул Антуанетту в ангар перед своим лидером, похоже сжался от страха, столкнувшись с упреком Дейна. Джексон посмотрел на капитана, но она избежала его взгляда и уставилась на работорговца с чем-то вроде изумления.

С дрожью от ужаса пилот увидел зафиксированный вокруг шеи Антуанетты серебряный ошейник, украшенный как минимум полудюжиной крупных бриллиантов.

Тем временем капитан охраны изо всех сил старался дать членораздельный ответ.

– Я... это – мы... нам сказали, что на корабле только один человек. Когда она спустилась, мы привели ее сюда. Я думал...

– Ты думал? – Дейн насмешливо улыбнулся. – Ты думал, что просто позволишь кораблю скрыться. Признаю, я ожидал от тебя большего уровня компетенции, Трибьюн.

– Цезарь – великий лидер! Нет! – прохрипел охранник, падая на колени. Остальные "браслеты" замерли в моментально охватившем их ужасе. Затем практически одновременно она развернулись и побежали к двери, ведущей обратно к горному комплексу.

Но они не успели даже приблизиться к ней. Дейн небрежно махнул рукой, и мужчины попадали на пол и начали молчаливо корчиться, очевидно в агонии. Джексон в ужасе смотрел, как "браслеты" побросали оружие и схватились за сияющие кольца, обвивавшие их шеи. Они безумно барабанили ногами по каменному полу, бились и вертелись прямо как косяк рыб, выброшенных на берег. Прошло больше минуты, прежде чем их усилия прекратились. Один за другим охранники сгибались в жесткой конвульсии, а затем неподвижно растягивались и замирали на полу. Пилоту не нужно было даже щупать пульс, чтобы понять, что все они были мертвы.

– Такова цена неудачи, – беззаботно сказал Дейн, обращаясь к единственному выжившему "браслету" –  тому самому, которого он назвал "Трибьюном". Этот несчастный человек молча и в изумлении смотрел на своего бывшего Цезаря, очевидно забыв про свою длинную винтовку. Левая рука "браслета" практически неумышленно поднялась и ухватилась за кольцо на шее.

Затер Дейн указал в сторону электронного экрана шлюза, который служил барьером и отделял внутреннее помещение ангара от грубой и практически лишенной кислорода атмосферы дикой планеты, простиравшейся по ту сторону.

– Я дам тебе еще один шанс искупить свою вину. Отправляйся наружу, – спокойно сказал работорговец. Он разбавил свой голос стальной ноткой, добавив, – Сейчас же.

Лидер "браслетов" выронил свою винтовку. На мгновение показалось, что он готов поспорить, но Дейн сделал резкий жест, и человек поплелся в сторону барьера. Экран мигнул и зажегся, когда охранник прошел через него, но очевидно не явил никакой физической преграды. Оказавшись по ту сторону, мужчина развернулся и закричал что-то невнятное, но все же остался за границами барьера, несмотря на очевидное отчаяние. На его лице замерло выражение ужаса, и вскоре он начал шататься и слабеть. Он медленно опустился на колени, неустойчиво покачиваясь, а затем наконец повалился на все четыре конечности.

Шокированный Джексон посмотрел на рабовладельца. Дейн был сосредоточен на своем умирающем приспешнике, и тогда пилот обнаружил, что сидящий мужчина непрерывно стискивал кулак, пока глядел на разворачивающееся перед ним представление. С каждым сжатием кулака человек за барьером брыкался, пошатывался или стонал.

Несколько минут Затер Дейн, четверо его личных охранников и трое военных смотрели, как человек умирал. Охранник лежал сразу за электронным экраном шлюза. Его лицо было синим, хотя ноги еще слабо дергались. Наконец, Затеру Дейну это вконец наскучило, и он повернулся обратно к троице военных.

– Не может быть никакого искупления для тех, кто подвел меня. – Затем он указал пальцем на Наю Антуанетту. – Подойди ко мне. – Она не шелохнулась. – Нет?

Он медленно и сознательно сомкнул руку в кулак, и лицо Наи загорелось в оцепенении или даже в ужасе. Рабовладелец махнул левой рукой, и Антупнетта тотчас же закричала и схватилась за ошейник.

– Капитан! – Закричал Джексон. – Ах ты ублюдок,– вступился Мак.

– Тихо! – скомандовал Дейн. Его рука ослабла, и Ная перестала кричать. Вместо этого светловолосая офицер нагнулась вперед и ухватилась руками за колени, тяжело дыша и потея.

– Пусть это будет предупреждением. Вы можете испытать то же самое в любой момент, если я сочту ваше поведение неподчинением.

Отвернувшись от своего последнего трофея в сторону четверых оставшихся "браслетов", Дейн указал на молодого пилота и старшину. – Наденьте на них оковы.

Охранники выдвинулись без промедления. Двое направили свои лазерные винтовки на военных, тогда как еще двое встали на колени рядом с парой мертвых товарищей и быстро сняли кольца с их шей. Когда они приблизились с этими металлическими ошейниками, Мак попытался было вырваться, но сгусток горячей энергии тут же обжег его колено, после чего старшина упал. Один из охранников прижал его грудь коленом к полу и защелкнул ошейник на шее старшины. Признав неизбежное, Джексон не стал пытаться сбежать, когда на него также надевали ошейник. Кольцо было холодным на ощупь и гудело какой-то вызывающей зуд энергией.

– Вы научитесь подчиняться, – рявкнул Затер Дейн, – или будете страдать от последствий. Он пристально посмотрел на двух военных. Джексон, следивший за его движениями, увидел как Дейн сжал правую руку, а левой быстро помахал из стороны в сторону. В тот же миг Мак распахнул рот, задыхаясь, и схватился за шею, как будто его ошейник внезапно стал невыносимо горячим.

Джексон, однако, не чувствовал дискомфорта. Буквально за какую то долю секунды он понял, что пришла пора схитрить и тоже схватился за свой ошейник, имитируя агонизирующие движения старшины.

Через некоторое мгновение Мак вздохнул с облегчением – очевидно, что боль прекратилась. И вновь Джексон скопировал поведение своего товарища, решив не раскрывать тот факт, что его собственный ошейник не был активирован.

– Теперь стойте здесь, – заявил Дейн. – В следующий раз я не выкажу такого милосердия.

Джексон пытался лихорадочно сообразить, как же ему удалось избежать эффекта, и внезапно он вспомнил про капсулу в кармане. Сигнальный переключатель, который заставил проглоченный им тревожный передатчик начать мощное вещание. Он вспомнил, как Ная сказала ему, что сигнал будет достаточно сильным, чтобы преодолеть большинство помех.

Его рука скользнула в карман, и там он нашел капсулу. Для проверки своей теории он отключил устройство и тотчас же почувствовал шок от статического электричества. Внезапный удар ошеломил его и практически сбил с ног, но одновременно с этим доказал, что помехи от передатчика действительно имели эффект. Джексон быстро включил устройство обратно, и электричество рассеялось.

– Мадмуазель Антуанетта, вы можете взойти на борт моего корабля, – сказал Затер Дейн с огромным выражением ложной любезности. – Вам стоит своими глазами увидеть результаты трудов вашего отца.

С онемевшим выражением лица Ная невольно прикоснулась к своему ошейнику, а затем пошла в сторону «Серебристого Паука». Держа голову высоко поднятой, она практически исчезла из виду, растворившись в тени под корпусом корабля, но Джексон продолжал наблюдать. Он увидел, как она забралась по крутой лестнице, ведущей в брюхо истребителя.

– Что да вас, храбрые вояки, – сказал работорговец, насмешливо и пренебрежительно обращаясь к МакКлину и Джексону, – боюсь, вы мне теперь бесполезны. Почему бы вам не пойти прогуляться наружу?

Он указал в сторону экрана шлюза, где снаружи от ангара на широком каменном выступе неподвижно лежало синее тело капитана охраны. МакКлин сжал челюсть и попытался было воспротивиться приказу, но болевой шок так сильно поразил его, что он упал на колени. Он неуверенно поднялся на ноги и за неимением иного выбора шагнул вперед.

Джексон пошел вместе с ним. Он знал, что был свободен от силового воздействия ошейника, но он не собирался оставлять Наю одну. К тому же четверо вооруженных охранников все еще наблюдали за ним, поэтому он пока не был готов раскрыть свою успешную сопротивляемость. Когда Мак проходил мимо «Серебристого Паука», путь Джексона завел его под корпус корабля. Оказавшись в тени, он вскочил на ближайшую лестницу и быстро и бесшумно забрался в кабину.

*  *  *

Шарона Сайрин провела свой корабль по ясной орбите вокруг Нул V. Она не забыла о легенде, согласно которой корабль должен был лететь на автопилоте, поэтому воздержалась от совершения любых энергичных маневров. Она сохраняла безопасную дистанцию от прочего трафика и не вносила никаких ненужных корректировок в маршрут полета. Сайрин задумалась, отправят ли пираты абордажную команду, чтобы попытаться захватить корабль в космосе – рисковый план, особенно с учетом известных возможностей «Перохвоста». В итоге она решила не волноваться об этом до тех пор, пока такая атака не станет реальностью.

Но она также понимала, что не может просто дрейфовать в космосе, пока ее сообщники пытаются разобраться с монстром, который летал на «Серебристом Пауке». У нее не было какой-то реальной привязанности к этим воякам – на самом деле их знакомство и вовсе началось с вражды – но она ни разу всерьез не задумалась о том, чтобы бросить их и сбежать из системы.

Тем не менее, просто так сидеть и ждать она тоже не могла. Вся ее сущность призывала к действию. Ударить по врагам, помочь друзьям и, что уж тут скрывать, заполучить максимальную прибыль. Теоретически, она смогла бы добиться прогресса по всем трем направлениям, если бы поняла, что нужно делать.

Сайрин с удивлением обнаружила, что поместила всех троих вояк в категорию "друзей". К собственному изумлению она признала, что уважает Наю Антуанетту за ее достижения и моральные принципы, которые, казалось, заставили ее попытаться искупить вину за ошибки отца. Мак был грубым прагматиком, как и она сама. Это именно он выпустил ее из заточения во время первого совместного боя. Что же насчет Джексона? Даже со сломанным носом – подумала она с ироничной улыбкой – Джексон был довольно милым, хоть и несколько неопытным.

Она приняла решение и направила «Перохвост» в плавный нырок, по прежнему заботясь о том, чтобы не совершать никаких радикальных маневров. Корабль огибал планету в конце другой орбиты, и Сайрин без труда могла заметить зазубренные горы, где, как ей было известно, находилась база Затера Дейна.

Спустя час осторожного снижения она остановила корабль и оставила его мягко парить в примерно полудюжине километров над ангаром, внутри которого, как она подозревала, до сих пор покоился «Серебристый Паук». Медленно и осторожно она начала разворачивать корабль, пока не вывела его на такую позицию, где ускоритель частиц – самое мощное орудие на борту – оказался направлен точно на дверь ангара Дейна.

Внезапно сигнал тревоги Джексона исчез на короткое время, но затем появился вновь. Она снова заглушила его, нажав на кнопку.

– Я знаю, что ты в беде, приятель, – пробормотала она. – Но тебе придется потерпеть пару минут.

Она увеличила изображение двери ангара на дисплее и выделила силуэт серебристого истребителя сквозь прозрачный занавес. Может ей стоит выстрелить прямо отсюда и попасть в корабль до того, как он взлетит? Идея была достойной...

Однако обстоятельства внезапно изменились. Они увидела, как нечто движется через экран электронного шлюза. На горный выступ, расположенный прямо за ангаром, вышел человек. Она сфокусировала на нем объектив и узнала Мака, который неуверенно упал на колени. Только затем она заметила бездыханный силуэт другого человека, лежащего на той же черной поверхности.

Ругаясь от разочарования, она отодвинулась от пушки, развернулась и побежала обратно в кабину пилота.

*  *  *

Джексон забрался внутрь «Серебристого Паука» и сразу же лицом к лицу столкнулся с Наей Антуанеттой. Она печально посмотрела на него и покачала головой в замешательстве – очевидно, что она была настолько ограничена ошейником Дейна, что даже не попыталась заговорить. Пилот прижал палец к губам и подмигнул ей, что спровоцировало появление искры надежды в ее глазах. Затем он услышал звуки движения снаружи и спрятался за переборкой. Он беспокоился за Мака, отчаянно жалея, что у него нет с собой оружия.

Но по крайней мере он понял, что сможет сделать работорговцу самый неприятный сюрприз. И когда Джексон все глубже погружался в свою затененную нишу, он заметил какой-то прикрепленный к стене предмет. Это был маленький огнетушитель – металлический цилиндр длиной не больше его предплечья. Он был целиком сделан из металла и представлял собой довольно прочный инструмент. Джексон снял огнетушитель с креплений и оценил его вес в ожидании первой возможности нанести удар.

Мягкий гул мощи, сопровождаемый волной света, заполнил кабину, когда моторизованное кресло Дейна взлетело вверх, чтобы доставить его внутрь корабля. И хотя Джексон был полностью сокрыт в тени, он мог наблюдать за прибытием работорговца через отражающую поверхность на боковой части переборки. На секунду он позволил себе порадоваться пристрастию этого человека к блестящему хрому. Он увидел, как Дейн ловко повернул запястья, когда взошел на борт корабля, и задался вопросом, было ли это движение как-то связано с управлением серебряными ошейниками и прочими предметами.

– Занимай место, моя дорогая. Я очень надеюсь вернуть этот великолепный патрульный катер, которым так мастерски управляла наш покойный пират. Теперь встань вот здесь.

Дейн поднялся из своего кресла с естественным атлетизмом подтянутого юноши. Как заметил Джексон, по своей манере двигаться работорговец казался гораздо младше своего реально возраста. Он окинул тело Антуанетты сверху донизу своим зловеще ухмыляющимся взглядом, а затем зашел в кабину. Он оставил люк в кабину открытым явно для того, чтобы наслаждаться стройной подтянутой фигурой Наи из своего удобного пилотского кресла.

– Ты готова увидеть наследие твоего отца? – спросил Дейн с ухмылкой на лице. Практически в тот же миг «Серебристый Паук» ожил и начал отрываться от каменного пола, причем пилот, даже не прикоснулся к органам управления. – Впечатляет, не так ли?

Джексон не видел ничего за пределами корабля, но он отчаянно надеялся, что его сигнал тревоги смог привлечь внимание Сайрин и «Перохвоста». По всей видимости, точно такая же радиопередача заблокировала способность Дейна пытать его посредством серебряного ошейника. Оставался шанс, что если она отреагировала на сигнал, она заметит Мака снаружи от ангара и спасет его до того, как удушающая атмосфера Нул V вызовет у старшины асфиксию. Сколько времени продержался снаружи охранник? Пять минут? Десять? Джексон едва ли не стонал от осознания всей призрачности такой надежды.

В сердцах он вынудил себя отбросить эти мысли прочь. Он почувствовал дрожь от помех, когда «Паук» пролетел сквозь шлюз и начал ускоряться. Он знал, что не может спасти одновременно и Наю и Мака. Но он забрался на борт «Паука» не только по личным причинам. На самом деле, он всячески намеревался захватить или уничтожить этот корабль в процессе.

С этим зловещим решением в своей голове он встал на корточки, приподнял огнетушитель и приготовился ворваться в кабину.

*  *  *

Сайрин глядела, как «Серебристый Паук» пронесся через шлюз и полетел в сторону черных гор. «Перохвост» парил в полудюжине километров в стороне, оставаясь максимально незаметным, и  похоже, что Затер Дейн не был осведомлен о его присутствии. Как только его корабль обогнул кромку темной и обширной вершины горы, она запитала все системы патрульного катера и устремилась вниз, чтобы приземлиться на широком выступе снаружи от ангара.

Мак был там. Он опустился на руки и колени и явно находился в очень тяжелом состоянии. Сайрин нацепила дыхательную маску и захватила еще одну с собой, а затем опустила пандус и выбралась из корабля. Она зафиксировала маску на голове массивного старшины, взяла его под руки и потащила на корабль. Он рухнул на палубу, когда она закрыла люк и выровняла давление.

Только после этого она услышала сигнал тревоги, доносившийся из кабины. Сайрин стремительно рванула обратно к креслу пилота, завела двигатели и проверила сканеры. Там она увидела, что ощетинившийся орудиями «Серебристый Паук» вернулся. Смертоносный истребитель определенно взял обратный курс и теперь кружил вокруг горы, готовясь броситься в атаку.

Тогда как «Перохвост» был напрочь зажат между каменистым шельфом снизу и отвесным черным утесом позади.

*  *  *

– Вот она где! – с вожделением воскликнул Затер Дейн. Он повернулся, чтобы улыбнуться Нае Антуанетте, которая все еще стояла снаружи кабины пилота. Это он приказал ей оставаться там. – О, зайди и сядь, моя дорогая. Ты насладишься этим зрелищем... или я наслажусь, принуждая тебя смотреть на то, как я захвачу твою пиратскую подружку.

Ная прошла через люк в кабину. Джексон, все еще наблюдающий за действием в зеркало, увидел, как она заняла кресло второго пилота.

– Конечно, я ни разу не поверил в историю о гибели капитана Сайрин, – заявил работорговец. Он указал на экран сканера. – И уж совершенно точно автопилот на ее корабле не будет стремиться спасти твоих товарищей.

Джексон выпрямился, вышел из своего укрытия и проскочил через люк, ведущий в кабину пилота. Он поднял огнетушитель, целясь в сияющий металлический череп...

Но каким-то образом Дейн узнал о его приближении. Крупный работорговец спрыгнул с кресла, развернулся и поднял руку, чтобы заблокировать тяжелый удар баллоном. Джексон отшатнулся назад, а его уши наполнил железный звон – он знал, что череп был не единственной металлической частью тела работорговца. Его руку явно защищало некое подобие экзоскелета.

Ублюдок метнулся с удивительной скоростью. Ная даже не успела пошевелиться, как Дейн махнул кулаком в ее сторону. Лицо Наи искривилось от боли, когда ошейник обжог ее изнутри и заставил упасть обратно в кресло второго пилота. После парирования атаки работорговец нанес ответный удар, направив свой кулак во все еще болезненный нос Джексона. Тот блокировал выпад своей левой рукой, и принял невероятно мощный удар на запястье. От такого сильного потрясения Джексон, покачиваясь, отступил назад. Затем работорговец нацелил свой кулак на Джексона и сжал хватку, как будто бы у него в руке лежал невидимый пистолет.

Дейн широко распахнул глаза от удивления, поскольку ничего не произошло. Пилот бросился вперед. Его кулак врезался прямо в плоские губы работорговца, что отбросило того назад. Пилот получил дикое удовольствие от того факта, что он наконец-то раскрыл врагу свой неприятный сюрприз.

Однако это стало слабым утешением. Покрытый металлом бандит завалился на контрольную панель, залез другой рукой под нее и достал оттуда лазерный пистолет. По сравнению со стандартной моделью P4, это оружие выглядело значительно крупнее и смертоноснее. Джексон задумался, неужели его жизнь наконец подошла к концу, и стоит ли ему рискнуть и броситься прямо на смертельно выглядящий ствол?

Внезапно «Серебристый Паук» пошатнулся от попадания сразу нескольких ракет. Джексон грохнулся на палубу под силой мощного залпа и предположил, что Шарона Сайрин за раз выпустила по кораблю весь свой арсенал.

– Чёрт бы побрал эту сучку! – Дейн повернулся проверить сканеры, схватившись за обе боковые панели для сохранения баланса. Снаружи кабины батареи корабля повернулись и зафиксировались в нужном положении, тогда как сам «Серебристый Паук» восстановил равновесие и лег на свой курс. При этом работорговец ни разу не дотронулся до органов управления. Примерно в сотне метров снизу и слева по борту вырисовывался горный хребет, состоящий из длинной ровной гряды твердых горных пород.

Но по крайней мере все внимание Дейна было сосредоточено на «Перохвосте».

Именно такая благоприятная возможность и требовалась Джексону. Он поднял огнетушитель и бросил его словно тонкое короткое копье. Верхний конец, где располагался вентиль, с силой и громким лязгом врезался прямо в твердую металлическую поверхность черепа работорговца.

В один момент случилось сразу множество событий: корабль безумно накренился и повернул к ближайшему горному хребту; Затер Дейн завалился на контрольную панель, проклиная все вокруг; Джексон снова упал, выбитый из равновесия резким кувырком истребителя.

И каким-то образом большой пистолет оказался в руках Наи Антуанетты. Когда Дейн восстановил равновесие и отодвинулся от панели, он обнаружил, что на его голову было наведено оружие. Он не показал страха, лишь ярость, и открыл было рот, чтобы выкрикнуть приказ до сих пор окольцованной капитан-лейтенанту.

Но Антуанетта не стала ждать, пока он заговорит. Она выпустила один мощный заряд, горячий пучок энергии, который попал работорговцу прямо в распахнутый рот. На мгновение его ротовая полость засияла красным огнем, а затем сила выстрела прожгла металлическую пластину и пробила череп насквозь. Тело Дейна рухнуло назад, и кабину заполонила вонь обгоревшего металла. Вся голова работорговца была обуглена.

Затем «Серебристый Паук» врезался в каменистый гребень, и от удара Джексона швырнуло вперед. Лишь тело работорговца смягчило его очередное падение, хотя все еще раскаленный череп оставил на руке пилота болезненный ожог. С визгом рвущегося металла корабль проскользил вдоль массива черных скал, которые, к счастью, в основном были ровными.

Руки Антуанетты лежали на ручках управления, и она отчаянно пыталась отключить двигатели и остановить истребитель. Поврежденный истребитель промчался вдоль гребня горного хребта еще примерно километр. Один двигатель оторвало, но остальные продолжали работать, из-за чего корабль начал крутиться, как будто был живым существом. Наконец «Паук» остановился на краю высокого и крутого утеса.

В зловещей тишине Джексон, пошатываясь, забрался в свое кресло. Антуанетта с застывшим выражением потрясения на лице продолжала сидеть на месте второго пилота.

– Капитан, вы меня слышите? – спросил лейтенант, боясь, что эффекты от управляющего ошейника Дейна могут сохраниться после его смерти.

Но Антуанетта кивнула и явно собралась с мыслями. Корабль неустойчиво кренился, и она быстро покинула кресло. – Нужно выбираться отсюда, – выкрикнула она.

Джексон был уже в пути. Он увидел аварийный люк в задней части корпуса и потянул рычаг. Люк отстрелился в сторону, и пилот тотчас же поперхнулся от противного, практически непригодного для дыхания воздуха. Но хвала случаю, там находился «Перохвост»!

Патрульный катер приземлился на горном хребте примерно в двадцати метрах от места крушения. Двое военных, прихрамывая и стараясь не дышать, преодолели это расстояние за считанные секунды, и несколько мгновений спустя они уже были в безопасности в салоне корабля. На протяжении нескольких долгих секунд Джексон вдыхал глубокие глотки живительного воздуха, а затем он постепенно заметил, как Антуанетта смотрела на него со странным выражением на лице. Он моргнул: с виду казалось, что она была поражена им!

– Я... я и представить себе не могла, что он мог контролировать так много объектов лишь силой своего разума, – произнесла она наконец. – Эти ошейники... Ему достаточно было просто посмотреть на человека, чтобы заставить того гореть.

Пилот сел и покачал головой. – Это не его разум, – сказал он. – Это технология. Я следил за его руками, и у него в перчатке должно быть имелся какой-то интерфейс. Его правая рука всегда двигалась, когда ошейник обжигал кого-то.

– Как, черт возьми, тогда тебе удалось избежать воздействия? – раздраженно воскликнул Мак. – Эта штука чуть было насквозь не прожгла мне позвоночник!

– За это я должен поблагодарить капитана, – сказал Джексон и достал из кармана переключатель. – Не знаю, помогла ли эта штука вам найти меня, но она создала достаточно помех, чтобы ошейник не включился.

Ная помогла Ди-Джеку встать на ноги и указала на обзорный иллюминатор впереди. – Посмотри. – Вместе с Маком и Сайрин они выглянули в окно и увидели, как поврежденный «Паук» опрокинулся с обрыва и развалился на части от ударов об уступы и торчащие скалы. После чего его обломки скрылись в темноте.

– Дейн? – спросила пиратский капитан, сжимая все свое презрение в одно единственное слово.

– Мертв, – ответил Джексон. – Капитан поджарила ему мозги.

– Чёрт. Я хотела выжать из него что-нибудь ценное, – прорычала Сайрин, глядя на взрывы вдалеке. Тем не менее, выражение ее лица говорило, что новости отнюдь не разочаровали ее.

– Вот. – Ная Антуанетта отстегнула свой ошейник и протянула его пирату. На кольце красовались восемь бриллиантов, каждый из которых был размером с небольшое глазное яблоко. – Полагаю, он давал ювелирные украшения женщинам, которых хотел... впечатлить. – Ее взгляд был устремлен вдаль, когда она вспомнила о той судьбе, что ей с трудом удалось избежать.

– Можешь оставить его себе, – сказала она Сайрин. – Выручишь за него небольшое состояние, ты заслужила это. Кроме того, я никогда больше в своей жизни не хочу видеть эту чертову штуку.

Перевод: H_Rush

КОНЕЦ

Оригинал можно найти в выпуске Jump Point за декабрь 2013 года.

H_Rush administrator