Открытое противоборство: «Историческая обстановка»

Открытое противоборство: «Историческая обстановка»

Открытое противоборство: «Историческая обстановка»

Автоматическая стенограмма передачи S&P и NFSC

ЭП:61:12: «Историческая обстановка»

ЭРИЯ КВИНТ: Добро пожаловать на «Открытое противоборство» – программу, где мы рассматриваем наиболее важные проблемы Империи под разными углами. Я Эрия Квинт. Сегодняшняя тема перенесет нас на Джату – бьющееся сердце системы Давиен. От первого человеческого города, посещенного представителями Бану, до печально известных террористических атак в 2545 году, которые проложили путь для возвышения Айвара Мессера, – беспокойное прошлое Джаты оказало впечатляющее влияние на Империю. Но сейчас вспыхнули живые дискуссии по вопросу, как лучше запомнить эту историю.

Историческое общество Джаты (JHS) попало под удар вслед за встречей 11 февраля, в ходе которой они обсуждали, как назвать новый городской парк. Управленческий совет Общества в конечном итоге проголосовал за то, чтобы посвятить парк влиятельной главе компании Aegis Dynamics – Хане Чан. Однако местные активисты оказались очень возмущены таким решением и потребовали от Общества пересмотреть свой выбор.

Даже среди поклонников Aegis наследие Чан лучше всего можно описать как противоречивое. За время ее 65-летнего правления, длившегося с 2643 по 2708 годы и ставшего самым длинным сроком председательства в Aegis, компании удалось добиться впечатляющих результатов, включая разработку эсминца класса Javelin, который до сих пор используется Флотом. Впрочем, потворствующие режиму Мессера отношения Чан оставили пятно как на ее наследии, так и на самой компании.

Сегодня для обсуждения этого спорного решения к нам присоединился местный активист и автор «Человеческой истории системы Давиен» Тео Раджа.

ТЕО РАДЖА: Привет, Эрия. Это прекрасно, что «Открытое противоборство» обратило внимание на столь важную тему. На первый взгляд это может показаться местной проблемой, но рассмотрение вопроса о представлении нашей истории оказывает влияние и на будущие поколения.

ЭРИЯ КВИНТ: Также сегодня с нами Симона Маруяма – профессор истории Университета Джаты и член управленческого совета Исторического общества Джаты. Начнем с вас, мисс Маруяма. Как Историческое общество отреагировало на критику в адрес присвоения парку имени в честь Ханы Чан?

СИМОНА МАРУЯМА: Еще с момента вынесения ее имени на рассмотрение, отдельная группа людей начала открыто выражать свое недовольство именованию парка в честь Чан. Мы выслушивали эти беспокоящие доводы на каждом шаге процесса, но в конечном итоге большинство членов совета согласилось, что влияние Чан на историю Империи достойно признания.

ЭРИЯ КВИНТ: И вы не согласны с этим, мистер Раджа?

ТЕО РАДЖА: Мягко выражаясь? Не согласен по той причине, что это прославляет женщину, чья преданность Мессерам помогала им систематически подвергать людей гонениям. Я мог бы углубиться в детали, но разве этого мало? Один лишь этот факт должен стать достаточно веским основанием, чтобы запретить кому бы то ни было называть парк в ее честь. Особенно когда вокруг так много других достойных кандидатов.

СИМОНА МАРУЯМА: Позвольте мне прояснить некоторые вещи. Во-первых, я здесь не для того, чтобы защищать Хану Чан. Прошу поверить мне, когда я говорю, что считаю многие из ее поступков сомнительными.

Во-вторых, описанный мистером Раджой взгляд на мисс Чан в крайней степени упрощенный. Он не принимает во внимание многие ее положительные заслуги перед ОЗИ. Многие сходятся во мнении, что благодаря ее руководству компанией Aegis было совершено множество достижений в аэрокосмической отрасли.

ТЕО РАДЖА: Добро и зло не являются отметками по разные стороны надгробия. Наверное поэтому я не могу так легко игнорировать многое из жизни мисс Чан. Я хочу напомнить о двух фактах: первый – она сделала Ульяну Мессер VI своим близким другом, и второй – она продвинула эти личные отношения до уровня государственных контрактов, при этом прекрасно понимая, что произведенные корабли будут использоваться против гражданского населения.

Она в буквальном смысле помогала правительству терроризировать людей. Какие хорошие поступки могли бы затмить это?

ЭРИЯ КВИНТ: Мисс Маруяма, что вы ответите?

СИМОНА МАРУЯМА: Какой человек заслужил бы признания, если бы общество рассматривало лишь отрицательные моменты в его жизни?

Что не признал мистер Раджа, так это важную роль, которую сыграла мисс Чан в разработке Javelin – боевой платформы, которая смогла лицом к лицу столкнуться с вандуулами. Но что еще важнее, она внесла существенный вклад в стандартизацию использования алмазного покрытия в кабинах кораблей. Сегодня люди даже не осознают, насколько важным шагом для повышения безопасности корабля стало применение алмазного покрытия. До начала его широкого использования ежегодно многие люди гибли из-за пробоин в кабинах их кораблей.

ТЕО РАДЖА: Я не утверждаю, что мисс Чан не заслуживает признания за ее достижения. Я просто не верю, что Джате следует открыто отмечать кого-то с такой проблемной историей.

ЭРИЯ КВИНТ: Мистер Раджа, вы считаете, что другая историческая личность с Джаты заслуживает право дать имя парку. Не могли бы вы рассказать нам, в честь кого вы хотели бы назвать парк?

ТЕО РАДЖА: Конечно. Террелл Милнер был медиком и 15 декабря 2545 года он одним из первых прибыл на место после террористической бомбардировки. Он бесстрашно забежал в здание, чтобы оказать помощь нуждающимся, но погиб, когда взорвалась вторая бомба, и здание вокруг него рассыпалось. Милнер закрыл собой Алекса Тинифела до того, как здание рухнуло, и тем самым спас этого маленького мальчика от падающих обломков. Парк стал бы идеальным местом для прославления его жертвы и увековечивания имени этого малоизвестного героя Джаты.

СИМОНА МАРУЯМА: Террелл Милнер был в списке потенциальных кандидатов для именования парка, и этот вариант серьезно рассматривался. Однако при вынесении финального решения Обществу пришлось принять во внимание некоторые вещи.

Во-первых, храбрости и жертве мистера Милнера уже уделено внимание на историческом маркере, описывающем "Зверства на Джате". Во-вторых, влияние поступков мисс Чан на историю всей Империи просто превосходит таковое у мистера Милнера. Плохо это или хорошо, но Общество еще никогда не отдавало должное заслугами мисс Чан, и мы надеялись, что парк станет хорошей возможностью наконец-то сделать это без прикрас.

ЭРИЯ КВИНТ: Без прикрас?

СИМОНА МАРУЯМА: Да, в положениях, принятых Обществом для исторического маркера парка, будет конкретно упоминаться как о положительных, так и об отрицательных аспектах ее наследия.

ТЕО РАДЖА: Едва-едва...

ЭРИЯ КВИНТ: Что это значит, мистер Раджа?

ТЕО РАДЖА: Да, я видел текст, и негативные моменты ее наследия там как бы задвинуты на второй план. Там сказано, я процитирую: "Привязанность к режиму Мессера омрачило ее наследие". Вот и все.

Любой, кто обладает чуть более чем поверхностными знаниями об истории Джаты, знает, что это в крайней степени ненадлежащее описание. Даже хуже – кто-то, кто услышит о Чан впервые, уйдет с искаженным видением ее истинного влияния на Империю. Записывая историю лишь частично, Историческое общество Джаты совершает моральные суждения в отношении тех фактов, которые они считают важными.

СИМОНА МАРУЯМА: Вы полагаете, что все написанное является необоснованным по той причине, что мы не приводим на маркере полную биографию?

ТЕО РАДЖА: Я полагаю, что вы цензурируете факты, чтобы лучше приспособить историю для восприятия туристами. Наследие Чан глубоко сплетено как с Мессерами, так и с крупной корпорацией, которая существовала сотни лет. Эта связь должна быть показана кристально чисто перед тем, как влияние Чан на нее можно будет досконально понять. Возможно, лучше всего для этой цели подойдет организация постоянной экспозиции в Музее истории Джаты.

Конечно, нет ни единого шанса, что Aegis Dynamics позволит существовать такой экспозиции на Джате. Поверьте мне, я пытался и столкнулся со всей мощью их экономической и политической машины. Aegis сознает свои отношения с Мессерами, но совершенно точно не желает, чтобы их разглядывали под микроскопом. Особенно на их собственном заднем дворе.

ЭРИЯ КВИНТ: Мисс Маруяма, маленький вопрос к вам. Вы верите, что исторический маркер в парке является наилучшим способом представить запутанное наследие Ханы Чан?

СИМОНА МАРУЯМА: Я верю, что наша работа состоит не в определении ее наследия. Мы историки, и наша задача – показывать факты, приводить верный контекст и вдохновлять людей мыслить свободно и делать собственные заключения.

ЭРИЯ КВИНТ: Спасибо обоим участникам за то, что вы присоединились к нам сегодня. Нам нужно уйти на небольшой перерыв. Когда «Открытое противоборство» вернется, мы отправимся в систему Корал, чтобы обсудить, сдерживает ли усиленный  таможенный досмотр приток бизнеса в систему. Оставайтесь с нами, если хотите узнать больше.

Перевод: H_Rush

Оригинал

Обсудить на форуме star-citizen.ru

H_Rush administrator