Почта Аремиса: день 627: путешествие завершается

Почта Аремиса: день 627: путешествие завершается

Почта Аремиса: день 627: путешествие завершается

12.12.2947 по Стандартному Имперскому Времени

За авторством Шона Назавы

Заключительная часть в серии, следующей за классом новобранцев, которые проходят через систему тренировок Флота.

Коммерческий руководитель был схвачен при возвращении с торговой конференции из Империи Шиан. Следователям Адвокаси удалось определить и отследить похитителей до покинутой станции связи. Разведка предположила, что они избавились от внутреннего убранства, герметизировали секции и трансформировали их в небольшое укрытие. Со стратегической точки зрения укрытие было настоящим кошмаром: полная видимость любых приближающихся объектов, кустарные бесконтактные мины и многочисленные перекрытия внутри, которые быстро могут быть активированы, чтобы запереть агентов. Адвокаси обратилась за помощью в спасении заложника к Флоту, и для разрешения ситуации было выделено звено истребителей Avenger. Корабли свободно держались на расстоянии от станции связи, а их траектория движения как бы намекала, что они просто пролетают мимо.

Без сомнения, ужасное положение дел, поскольку такой сценарий с легкостью может оказаться смертельным для всех участников.

К счастью, он не настоящий.

Эта инсценированная ситуация является последним испытанием, с которым столкнутся новобранцы Флота перед окончанием подготовки. Тем не менее они об этом не знают. Чтобы определить места их будущих назначений, действия рекрутов в этом упражнении будут оценены Флотом и даже морпехами. Предполагалось, что операция будет максимально приближена к реальной, так что военные не жалели расходов во время организации этой иллюзии.

"Преступники" – это члены 208-й эскадрильи Флота, недавно переброшенные с боевой службы на вандуульском фронте, и многие из них наслаждаются этим развлечением. Коммандер Гарольд Рифке, лидер звена Браво, потратил много дней прежде чем представил обширные предыстории для других пилотов и записал фальшивые видео с требованием выкупа, которые он периодически отсылал командиру дивизии Эдварду Айно, дирижеру всего этого имитированного хаоса, чтобы тот затем передал материалы новобранцам.

Я стою вместе с Айно на борту корабля оперативного управления, наблюдающего за розыгрышем всего боевого сценария. Аналитики и офицеры связи координируют действия обеих сторон конфликта. Болтовня преступников значительно более яркая; парни из 208-й действительно вживаются в свои роли.

Я вижу, как с голосферы исчезают корабли новобранцев. Под предводительством действующего командира эскадрильи Тоуло Чальке они прорываются к станции связи. Айно внимательно слушает, когда они передают информацию о своих позициях друг другу. Он качает головой и делает глоток судзинского чая.

– Скажите Рифке, пусть взломают их каналы связи, – кричит он офицеру связи, координирующему канал преступников, а затем бросает взгляд на меня. – Им не следует сдавать свои позиции.

В ходе выполнения задания Айно продолжит подбрасывать новобранцам то, что он называет "оперативными помехами". Он хочет вывести их из равновесия, чтобы они потерпели неудачу.

Я выделяю на слух реплики отдельных новобранцев среди кратких обрывков их переговоров:

Каллум Уивер уверенно корректирует векторы сближения своих боевых товарищей. Этот щуплый паренек из Аремиса действительно проявил себя с самого начала летной подготовки, и теперь действует в качестве правой руки Чальке.

Действующий командир эскадрильи – своего рода знаменитость в окрестностях Форджес. Несмотря на то, что его отец – Бео Чальке – легендарный игрок в сатаболл клуба Джата, а его мать – Валина Разари – удостоенная наград звезда "Слез времени" и "Последнего рубежа Лиденвальда" (среди прочих), для новобранцев он просто "Паладин". Это прозвище возникло из-за инцидента, который произошел три месяца назад. Чальке тогда немедленно вмешался в ситуацию, чтобы помочь нескольким новобранцам, над которыми издевались в продовольственном магазине.

– Сэр, Рифке уже переместил два звена на их позиции. Он говорит, их там нет.

Айно ухмыльнулся.

Внезапно переговорный канал преступников просто взорвался. Пять кораблей, которые остались охранять станцию связи, начали фиксировать цели. Новобранцы прекращают притворства и переходят в боевые порядки. Я слышу как Лисса Вейл, скандалистка новобранцев, немедля начинает ругаться с пилотами преступников.

Очень многословная в радиопереговорах Вейл – одна из наиболее целеустремленных новобранцев, что мне удалось повидать. Она постоянно подталкивает себя вперед к жутко высоким стандартам, час за часом проводя в симуляторах и вечно натаскивая себя и любого, кого она сможет включить в свой режим тренировок. Однако похоже, что это приносит свои плоды – в бою она беспощадна.

Преступники на станции связи удерживают позиции так долго, как только могут, пока виртуальный огонь лазеров со стороны новобранцев наконец-то не расправляется с ними. Пока Вейл обеспечивает прикрытие, Уивер выходит из корабля и ведет пару пилотов к станции, чтобы спасти заложника. Они надеются завершить свой рискованный выход в открытый космос до того, как Рифке и два звена преступников вернутся.

Остальная часть тренировки – это одна затяжная потасовка. Новобранцы стараются изо всех сил, но в конечном итоге закаленные в боях пилоты 208-й переламывают ситуацию. Уивер держится до последнего, но его убивают сразу после того, как он приводит заложника на свой корабль.

В живых осталось семеро преступников. Заложник мертв, а вся эскадрилья новобранцев уничтожена.

Спустя два часа новобранцы собрались в классе Айно для доклада. Комната насквозь пропиталась молчанием. Лисса Вейл все еще на нервах после операции. Ее нога дергается вверх-вниз, пока она пристально смотрит в космос. Уивер бесцельно пролистывает свой мобиГлас. Даже Чальке выглядит разочарованным до того момента, когда он наконец садится в свое кресло и нарушает молчание.

– Что же, мы почти справились с ними.

– Почти – это недостаточно хорошо, – бормочет Вейл.

– Ну же, Вейл, сколько на твоем счету: шесть, семь? – Кажется, Чальке намерен поднять боевой дух в этой комнате.

Внезапно дверь открывается, и в комнату широким шагом заходит Айно. Он проходит вперед, включает систему и загружает все полученные с тренировки данные. У него тут всё: видео с персональных камер пилотов, записи голосферы, радиопереговоры. В течение следующих четырех часов он шаг за шагом разбирает с рекрутами военные учения. Он допрашивает их по каждому принятому решению, почему они поступили именно так, а не иначе, и что бы они изменили в ретроспективе. Никаких наказаний не последовало. Это был чисто объективный анализ.

Новобранцы, тем не менее, кажутся сосредоточенными на проигрыше.

Внезапно Айно останавливается. Он смотрит на угрюмые лица новобранцев в комнате и качает головой.

– Вам всем нужно вести себя как подобает взрослым, [цензура], – бормочет он, бросая указку на стол.

Это привлекает всеобщее внимание. Айно делает паузу и садится на угол стола.

– Позвольте мне кое-что вам всем рассказать. Эта работа? Миссии, на которые вы отправитесь? Любая из них может быть билетом в один конец. Даже если это будет самый обыденный патруль в мире, не важно, всегда есть шанс, что что-то пойдет не так, и один из вас не вернется домой. Теперь я знаю, что вы все сидите здесь, расстроенные и рассерженные из-за того, что вам не удалось выполнить задание. Позвольте открыть вам один секрет: вы и не должны были его выполнить. Мы сделали все, чтобы минимизировать ваши шансы. Уилкес, помнишь, как у тебя заклинила ракетная батарея? Это я сделал. Тигу, перегрев твоего оружия не был случайностью.

Новобранцы обменялись смущенными взглядами.

– Все вы видели поражение, но я расскажу вам, что видел я. Я видел эскадрилью, действующую сообща и выполняющую приказы с точностью и выдающимся мастерством. Чальке, ты вышел из столкновения, совершив простое убийство, чтобы выбросить вспышки и защитить Кельсо. Вейл, ты вступила в борьбу с пилотами, чтобы увести их от своих товарищей, которые были в беде. Черт возьми, предоставить нам ложные сведения о своем местоположении по радио было гениальной идеей. Я думал, что из-за этого мы потерпим поражение.

Новобранцы захихикали. Уивера похлопали по спине. Айно улыбнулся им перед тем как продолжить. Это был первый раз, когда я увидел, как он улыбается новобранцам.

– Все вы сработали хорошо. Да, вы не одержали победу. Вы потеряли людей. Но это настоящий урок здесь. Как пилоты Флота вы частенько будете попадать в такие ситуации. Что мы пытаемся сделать – так это подготовить вас действовать рационально в невыполнимых ситуациях. Это не значит, что вы всегда будете принимать верные решения. Однако настоящая хитрость в том, что вы должны научиться продолжать действовать дальше. Я знаю многих пилотов, некоторых из лучших пилотов с кем мне доводилось летать, которые предпочли бы быть подбитыми, нежели продолжать без кого-то из своей эскадрильи. Вы должны быть умнее. Вы должны делать все возможное. Вам нужно приглядывать не только за людьми позади вас, но также и за гражданскими, которых вы защищаете. Иногда это сработает, иногда нет. В любом случае, вам нужно собраться вместе и взяться за следующее задание с чистой головой. Хотел бы я сейчас сказать вам, как это сделать, но должны выяснить это самостоятельно.

Айно изучает лица новобранцев.

– Я обучил многих пилотов, но, скажу я вам, я ни разу не видел, чтобы класс так помогал друг другу, как это делаете вы. Надеюсь, некоторые из вас получат совместные назначения, но если нет, я надеюсь, вы перенесете такой настрой в любую точку, где бы вы ни очутились, поскольку в каждом из вас есть что-то особенное.

Комната затихла на несколько мгновений. Кто-то спокойно постучал в дверь.

– Войдите.

Рифке просунул голову.

– Простите, сэр. Я не хотел прерывать вас.

– Все нормально, коммандер, – говорит Айно, при этом вставая и беря указку. – Что мы можем сделать для вас?

– Что же, сэр, – Рифке открывает дверь и заходит. Некоторые из пилотов 208-й стоят за дверью. – Мы хотели поинтересоваться, когда вы закончите опрашивать этих Стрижей, можем ли мы угостить их выпивкой? Даже вандуулы не сражаются столь же жестко, как они.

Айно смотрит на свой класс. Он совершает быстрый кивок головой, позволяя им уйти. Новобранцы медленно покидают помещение под аплодисменты и одобрительные возгласы стоящих снаружи боевых пилотов.

Уивер задерживается у двери, затем поворачивается к Айно.

– Спасибо вам, сэр.

– Проваливай уже отсюда.

Уивер улыбается и покидает класс.

Я жду, пока дверь с щелчком закрывается. Айно начинает спокойно собираться с мыслями. Мне кажется, что нужно сказать что-то.

– Это была хорошая речь, сэр.

– Неужели? – Айно заканчивает со сборами, а затем смотрит на меня. – То что я сказал должно было напугать их. Другие командиры дивизий любят говорить, что переход Рубикона происходит в первое мгновение при приземлении на Килиане, но если вы спросите меня, он никогда не прекращается. Выполнение этой работы будет ежедневно бросать вызов всей вашей сущности. Флот был самой большой моей гордостью и сломил меня так, что даже я сам не могу этого увидеть. – Айно делает паузу. – Но они увидят. Все увидят.

* * * * * * * * *

Торжественный выпуск класса 2947 года проходит в конце лета на Макартуре. В церемонии участвуют более двух тысяч выпускников различных профессий. Одна только летная академия ответственна за более чем две сотни человек. Айно приятно удивил меня и договорился, чтобы на церемонии я занял место рядом с остальными командирами дивизий.

Я могу видеть Арли Финна и Йена Гардигана, двух командиров дивизий, которые в первый день на взлетной полосе познакомили меня с тем напряженным путешествием, с которым столкнулись новобранцы Флота. Пока я смотрю на начало процессии, я не могу не задуматься о множестве людей, с которыми я встретился во время этого невероятного путешествия. Все они привержены основополагающим принципам Флота и защищают простых людей вроде меня.

Весь выпускающийся класс стоит и повторяет одни и те же слова присяги, которые на протяжении веков произносил каждый, кто служил во Флоте:

Слушайте и будьте свидетелем того, как я торжественно обещаю, душой и телом, что я буду служить Объединенной Земной Империи и защищать ее ото всех, кто стремится причинить вред ей и ее народу.

Что я буду добросовестно выполнять требуемые от меня обязанности, а будучи призванным, встану на защиту Империи ценой своей жизни.

Что я буду мечом и щитом. Что я не стану колебаться и терпеть неудачи, а буду сражаться и побеждать.

Что я клянусь сделать все возможное, чтобы выступить хранителем свободы и справедливости, защитником чести и доблести, и истинным и гордым представителем Флота ОЗИ.

Наконец-то я заметил Уивера, Чальке, Вейл и остальных моих друзей, собравшихся группой в толпе и наслаждавшихся каждым словом присяги. И когда они закончат, их путешествие (равно как и мое, я полагаю) завершится.

Теперь они официальные представители Флота ОЗИ.

Я кратко беседую с Каллумом Уивером после церемонии. Это просто короткий разговор в ожидании получения им своего первого распоряжения. Но я спрашиваю его о первом дне на замерзшей взлетной полосе Килиана. Столкнувшись с командиром дивизии Гардиганом, Каллум тогда сказал, что он присоединился, чтобы «не чувствовать себя беспомощным».

– Итак, –  спросил я. – Ты все еще ощущаешь это чувство?

Этот худощавый паренек из Планток Ривер, что всего в паре часов езды от моего дома здесь, на Аремисе, который пережил ужасы атаки вандуулов, несколько мгновений размышляет над ответом:

– Не думаю, что это чувство когда-нибудь исчезнет... но теперь я знаю, что я не один.

 

Перевод: H_Rush

Оригинал

Обсудить на форуме star-citizen.ru

H_Rush administrator