Второй рейс: история Сорри Лиракс. Часть 3

Второй рейс: история Сорри Лиракс. Часть 3

Второй рейс: история Сорри Лиракс. Часть 3

Второй рейс: история Сорри Лиракс. Часть 3

Читать первую и вторую части

За авторством Томаса К. Карпентера

Действуй как знаешь

[48:57:22]

«Додекаэдр» уже пролетел через систему Киллиан и направлялся в Эллис через Магнус, чтобы затем продолжить свой путь до Стэнтона. То есть, совсем не в ту сторону, куда хотелось мне. В рядовой ситуации пилот корабля выполнил бы уговор и высадил меня в космопорту, чтобы я смогла продолжить свое путешествие на Тирол IV и вовремя завершить доставку. Также в рядовой ситуации мне, скорее всего, не пришлось бы ютиться на ледяном полу и созерцать безумное количество деревянных игр и головоломок по соседству.

Однако пока что ситуацию на борту «Додекаэдре» никак нельзя было назвать рядовой. Теперь я обязательно отстану от графика и потеряю больше средств, чем смогу заработать. Такими темпами я растрачу все накопленные на покупку корабля сбережения и очень скоро вернусь обратно к нулевому году.

Я не сдавалась, но у меня больше не было идей, как убедить его отвезти меня на станцию Эллис. Я даже пригрозила сломать его головоломки, на что он спокойно ответил, что тогда отключит подачу кислорода и выбросит мое тело в шлюз. Сперва я подумала, что это такая плохая шутка. Но поскольку я никак не регистрировала свое путешествие на «Вите Перри» или пересадку на «Додекаэдр», никто никогда не узнает, что убило меня. Вся моя жизнь сейчас полагалась на его милость.

Судя по запутанным играм на полках, мне, пожалуй, следовало поблагодарить удачу за то, что он не вырубил меня и не порезал затем на мелкие кусочки.

Я даже не понимала, как мне прочитать его. Такие люди никогда не заходили в бар отца. Время от времени я лицезрела "приличную публику" – так мой отец называл людей, которые могли дольше десяти минут разговаривать о вещах, не связанных с производством, ремонтом или управлением чем-либо. Обычно они забредали в бар во время дождя, в поисках места, где можно пересидеть непогоду.

Они просили меню, и когда отец  указывал на список из восьми позиций, которые мы готовили, они в ответ морщили носы подобно мышам, обнюхивающим мышеловку. Если честно, слово "готовили" в данном контексте можно применить лишь с большой натяжкой. У нас стоял чан с нерегулярно менявшимся синтетическим маслом, в котором мы жарили всё более-менее съедобное. Единственная причина, почему у отца в баре вообще была еда – это потому что пьяная публика, перед тем как расходиться по домам поздно ночью, хотела куда-то впитать выпитый алкоголь. Я представляю, что многие из наших блюд ждала участь быть извергнутыми из окон прямо на головы несчастных пешеходов.

Я лишь вскользь познакомилась с Сенетом Мехеном и его музеем головоломок, чтобы судить о его личности. Я пребывала в растерянности. У себя в голове я могла бы заменить его сортировочным роботом с запрограммированным автопилотом, и это никак не помешало бы кораблю продолжать вести свои дела.

Возможно, в этом и крылась проблема. Он не понимал людей. Они его никак не заботили. Перед ним мы были пустой стеной. Чёрт возьми, да мое первое сообщение ему было простым спамом. Мне следовало бы насторожиться после получения ответа. Нормальные люди достаточно осведомлены о человеческой природе, чтобы просто игнорировать такие сообщения. Но его волновали только головоломки и ничего больше. Если честно, это даже показалось мне несколько обидным. Интересно, как прошло его детство, раз он настолько отдалился от человечества, что решил спрятаться ото всех в летающей по космосу коробке.

Возможно, такой вывод мог показаться лицемерным с моей стороны, ведь сама я тоже планировала нечто примерно похожее, но меня интересовали не сами путешествия между звездными системами. Я хотела узнать, как живут люди, познакомиться с их обычаями, испытать отвращение от их еды, неуклюже потанцевать на их праздниках, посмеяться над их шутками.

Замерзшая и сбитая с толку, я смотрела на головоломку в виде башни на столе и понимала, что в текущем положении никак не могу повлиять на Сенета Мехена. Зазубренные повторяющиеся детали должны были перекреститься в трех измерениях, сформировав деревянную скульптуру.

Казалось, распознать отдельные кусочки было невозможно. Ещё будучи маленькой девочкой я собирала составные головоломки на своем мобиГласе, но там всегда была картинка, показывающая, как должен выглядеть финальный результат. В данном же случае итоговая форма скульптуры оставалась совершенно неясной. Сводящие с ума соединяющиеся фигуры нужно было сложить вместе так, чтобы они образовали окончательную форму. Алгоритм казался совершенно случайным, а единственными оставленными создателем подсказками были тонкие линии на отдельных фигурах.

Я ни в коем случае не считала себя экспертом по головоломкам, но всё же была удивлена, что Сенет Мехен не смог собрать её. Тем более, он сам сказал, что она относилась к категории средней сложности.

И это заставило меня задуматься: а что если для её решения требовался не грубый подход, а применение особых навыков, которыми Сенет Мехен не обладал?

Я не знала, как скоро мы достигнем прыжковой точки в систему Магнус, но могла предположить, что если за это время я успею решить головоломку, у меня появится шанс.

Я быстро приступила к сортировке деталей, пытаясь понять, как они соединяются друг с другом. Сперва я попробовала сопоставить их по геометрическим формам, однако решила, что Сенет Мехен, скорее всего, уже пытался это сделать, и поэтому нужно придумать другой подход. По этой логике я также отбросила ещё несколько возможных стратегий. По сути, всё, что касалось геометрии, физики или математики.

На каждой детали были нарисованы тонкие линии, напоминавшие мне о контурах на карте. Они щекотали мою память, но я никак не могла понять их предназначение. Каждая секция была довольно тонкой и не могла дать достаточно информации.

Я решила не разглядывать отдельные части, а подумать, что же такое они могут изображать, о чем Сенет Мехен не догадался даже за столь долгий срок. Когда я заметила свое отражение на гладко отполированном столе, я поняла: лица.

Сенет Мехен ничего не знал о людях, а следовательно, он не умел интерпретировать выражения лиц. Я слышала, что социопаты в своей мифологизированной вселенной считают других людей одноразовыми и взаимозаменяемыми.

Мне не потребовалось много времени, чтобы соорудить фрагмент лица из нескольких дюжин деталей. На выгнутом деревянном сегменте показались растрепанные ветром женские волосы и лоб с выпуклыми бровями.

На случай, если Сенет Мехен следил за мной по видеонаблюдению, я прекратила собирать головоломку и быстро перемешала детали. Затем я принялась делать снимки на мобиГлас и изучать их. В процессе я выяснила, что цель этой головоломки – собрать взаимно пересекающиеся листы. Лица помогают скомпоновать страницы, из которых затем нужно составить большое изображение. Внешние детали должны образовать деревянную голову.

Сгруппировав фотографии и записав несколько инструкций, я направилась к переговорному устройству в передней части грузового отсека.

– Привет, Сенет Мехен. Мне нужно поговорить о той головоломке на столе, – сказала я.

– Я уже объяснил, меня не запугать. Уничтожение каких-либо деталей лишь поставит вашу жизнь под угрозу, – ответил он.

– А если я расскажу вам, как её собрать? – спросила я, скрутив губы в подобие ухмылки.

Нескольку секунд спустя он ответил, – Я предположу, что вы лжете. Я сверился со своими материалами, и головоломка выглядит в точности так же, как и на момент моего ухода.

– Ох, я не собирала её, – сказала я, – но я выяснила, как это сделать. Всё остальное – простая формальность. На самом деле, это было довольно просто. Я удивлена, что вы не догадались сами ещё несколько месяцев назад. Как давно вы, говорите, начали работать над ней?

Из коммуникатора раздались помехи. Затем через металлическую стену я услышала приглушенный крик ярости.

Я привлекла его внимание, но затем начала беспокоиться, что надавила на него слишком сильно. Я прислушалась к переставшим гудеть устройствам рециркуляции.

Через несколько минут он ответил, – Чего вы хотите?

– Высадите меня на Грин. Эта планета находится недалеко от прыжковой точки в Магнус, так что вам не придется менять курс из-за меня, – сказала я, сделав глубокой вход. – А в обмен я расскажу вам, как решить головоломку.

– Нет, это какая-то уловка. Невозможно, чтобы кто-то вроде вас...

Я почувствовала нарастающий жар в груди. – Кто-то вроде меня?! Может быть, я и выросла, подавая напитки суровым работягам и попутно выслушивая их не всегда безосновательные жалобы о том, как их всю жизнь обводят вокруг пальца. Но я хотя бы пыталась как-то вырваться оттуда. Стать лучше. Кому-то вроде вас я могу показаться простым обывателем, но на поиск решения этой проклятой головоломки у меня ушло всего несколько часов. И если вы хотите узнать, как собрать её воедино, я отправлю вам файл с описанием недостающей связи, которая и не позволяла вам решить её самостоятельно. Но я сделаю это только тогда, когда безопасно сойду на поверхность Грина. Не раньше и не позже. По рукам?

Всплеск эмоций оставлял надежду на положительный исход, однако я волновалась, что зашла слишком далеко. Тишина в ответ угнетала.

Когда передатчик наконец-то ожил, я закрыла глаза и скрестила пальцы.

– Я изменю маршрут своего путешествия на Грин в обмен на решение, – сказал он. Готовьтесь сойти с судна через 5,2 часа.

Чувство облегчения наполнило всё тело. Я опустилась на пол и схватилась за голову. Я снова продолжала свой путь. На самом деле, поскольку Эллис находился на один прыжок ближе к Тиролу, по окончанию всей этой заварушки на «Додекаэдре» мне даже удастся сэкономить немного времени.

Когда мы приблизились к небольшому перевалочному узлу на дальней орбите Грина, я скинула с себя скафандр для ВКД, который я не снимала, чтобы не замерзнуть. Как только мой мобиГлас подключился к сети, я принялась искать какой-нибудь корабль, направлявшийся в систему Таранис.

Я покинула «Додекаэдр» без долгих слезливых прощаний, но перед этим потратила довольно много времени на объяснение решения головоломки. Глаза Сенета Мехена широко раскрылись от удивления, когда он увидел, почему она так отчаянно сопротивлялась его попыткам собрать её.

– Это было довольно впечатляюще. У тебя найдется время взглянуть на ещё одну головоломку, с которой я тоже никак не могу справиться? – спросил он.

Я оказалась настолько поражена его предложением, что едва ли не забыла ответить. – Нет, извините. Мне нужно поймать другой корабль.

– Ах, – произнес он. – Счастливого пути, и желаю удачи.

Я приземлилась как раз вовремя, чтобы успеть поймать дешевый транспорт до Бетора на поверхности Тараниса III. Я не хотела упускать его. В итоге я добралась до «Филигранного Ангела» с некоторым запасом по времени.

Корабль был удивительно скучным с учетом моей новой любви к бежевым коврам и удобным сидениям. Путешествие прошло без приключений, но, несмотря на отсутствие раздражителей, я всё равно не могла заснуть. После приземления на Беторе можно будет сказать, что больше половины пути позади. На самом деле, я обнаружила ещё два рейса, которые прекрасно согласовывались с моим маршрутом. Они позволят мне добраться до Тирола IV на полдня раньше срока. Я уже практически чувствовала вкус падающих на мой баланс кредитов. На год ближе к кораблю своей мечты – Авроре LX. Я пока ещё не осмелилась выбрать ей имя, предчувствуя, что это будет слишком самонадеянно с моей стороны. Но когда настанет тот день, это будет великолепно.

[31:05:05]

Приближение к Таранису III было завораживающим. Покрытая штормами планета блистала электрическими разрядами. Северное полушарие было погружено во тьму и подсвечивалось следами от светящегося газа, пробивавшегося через верхние слои атмосферы. Казалось, будто бы по небу ползали гигантские светящиеся удавы длиной в тысячу километров.

Единственное, что портило вид планеты, это станция с голубыми куполами, парящая высоко над экватором. Бетор являлся домом для крупного поселения теваринских и человеческих беженцев и эмигрантов. По сути, здесь собирались все, кто по тем или иным причинам желал оказаться вне досягаемости Империи. Облачный город был одной из наиболее цивилизованных частей этого необжитого пространства.

Однако мне было некогда наслаждаться зрелищем. Пожалуй, стоит однажды вернуться сюда, когда над головой не будет висеть тикающий таймер. Сейчас я лишь ненадолго задержалась здесь, прежде чем мне удалось приобрести билет на другой корабль, следующий в Тангароа в системе Гелиос.

[22:13:56]

Полет до Гелиоса прошел максимально гладко, если не считать пилота, который, как по мне, очень уж сильно любил петь. Настоящей проблемой стала пробка за пределами транзитного узла Тангароа. Корабли выстроились в длинную очередь и ждали получения разрешения на посадку на переполненной станции. Почти половина из них была звездными лайнерами, битком набитыми туристами. Люди прибыли на эту планету в отпуск с целью отдохнуть на временных пляжах или погрузиться под массивные волны. Очередной пункт в моем растущем списке мест, которые обязательно стоит посетить в будущем.

Прошел почти час, пока мы, наконец, смогли приземлиться. К тому времени я уже реально жалела, что не взяла с собой скафандр. Казалось, лучше выпрыгнуть из корабля, чем слушать очередной куплет любимой песни пилота, "Нет места для любви".

Миновав службу безопасности, я направилась к следующему рейсу на другом конце станции. Толпа людей буквально захлестывала меня, а изнеможение от долгого перелета отзывалось в каждой косточке моего тела. В таком состоянии я почти не заметила её, пока не стало слишком поздно.

Из другого тоннеля выходила Бетрикс ЛаГранж. Её светлые волосы подпрыгивали в такт доносившейся из мобиГласа музыки. Она на мгновение остановилась, чтобы поправить правую туфлю.

Я воспользовалась моментом отвлечения, развернулась и вошла в ближайшую дверь. Мужской голос откашлялся. Я осмотрелась вокруг и поняла, что выбранная вслепую дверь вела в мужскую уборную.

Я спряталась в кабинке, не дожидаясь, пока кто-нибудь ещё войдет, села и принялась обдумывать следующий шаг.

Что здесь делала Бетрикс? Неужели она планировала похитить мой кейс, или же это просто случайное совпадение? Внезапно путь на Тирол IV оказался полон опасностей.

Я проверила сообщения от FTL и нашла там целый список доставок, которые необходимо совершить за ближайшие два дня. Каким-то неведомым образом я оказалась подписана на их выполнение без моего собственного согласия и типовых протоколов.

– Какого... ?

Всё встало на свои места. Должно быть, Бетрикс попросила своего приятеля загрузить меня работой, чтобы мне пришлось выбирать между сохранением должности курьера в FTL и выполнением этого контракта на доставку кейса на Тирол IV. Уложиться в указанные сроки было реально, но при условии, что я сейчас же выдвинусь в сторону Солнечной системы. В списке было достаточно много доставок. Если я пропущу их, мне назначат пробацию, а на языке компании это простая формальность перед увольнением. Отменить заказы после их принятия было ничуть не лучшей идеей.

Я изо всей силы ударила по пластику. Больно.

– У вас проблемы? – послышался низкий голос с другого конца.

– Бумага закончилась, – ответила я, понизив тон.

Под стеной показался завернутый в целлофан белый рулон. Столь быстрая реакция привлекла мое внимание, так что я наклонилась. По ту сторону стены целая куча туалетной бумаги была заботливо сложена в ряды, башни и пирамиды. Казалось, будто джентльмен в соседней кабинке копил огромные запасы.

– Нет, спасибо, – сказала я. – У меня есть салфетки.

Возвращаясь обратно к своей текущей дилемме, Бетрикс загнала меня в угол. Без сомнений, она рассчитывала, что я брошу доставку ради сохранения работы. И как только я это сделаю, она вступит в игру и отберет у меня кейс. Я прикусила нижнюю губу. Я пережила сбой в работе системы жизнеобеспечения и путешествие с космическим лунатиком. После всех приключений эта гадкая миксина меня не остановит.

Из кабинки напротив джентльмена с огромными запасами бумаги послышался звук слива, что напомнило мне о месте, где я пряталась. Зажав нос, чтобы защититься от доносившегося из-под стены запаха, я изучила список. Если я сначала выполню свой свободный контракт, а затем возьмусь за две из шести перечисленных здесь доставок, воспользовавшись некоммерческими рейсами, мне с трудом, но всё же удастся избежать пробации. Денежные затраты на такой трюк окажутся выше ожидаемой прибыли, кроме того мне нельзя будет совершать ошибки в течение двух последующих лет, но это может сработать.

Конечно, всё это возможно лишь при условии, что у Бетрикс не был подготовлен запасной план, например, треснуть меня молотком по голове, или нечто столь же отчаянное. На всякий случай, будет лучше, если я доберусь до своего рейса, не встретившись с ней по дороге.

На выходе из кабинки меня поприветствовал уборщик, одетый в зелено-голубой комбинезон и шляпу с логотипом компании. В одной руке он держал бутылку с распылителем, а в другой тряпку. Его тележка была нагружена чистящими средствами. Он злостно зажмурился, поняв, какого я пола, но затем принялся оттирать раковину.

Я наморщила лоб и нос, но не из-за ужасного запаха, который всё ещё стоял в мужской уборной, а от внезапно пришедшей ко мне идеи.

– Простите, – обратилась я к нему. – Не желаете ли немного подзаработать?

[20:58:44]

*  *  *

Одежда уборщика тоже была мне велика, хоть и не до такой степени, как тот скафандр для ВКД. Тем не менее, она вполне справлялась со своими обязанностями. Я не столько волновалась за свой внешний вид, сколько за вид серебристого кейса у меня в руках. Именно поэтому я за некоторое вознаграждение также позаимствовала у уборщика его тележку, после чего спрятала кейс под грудой различных моющих приспособлений.

Бетрикс расположилась рядом с тоннелем, ведущим в другую секцию станции, где меня как раз поджидал отбывающий корабль. Она внимательно изучала проходивших мимо людей.

Я опустила голову, скрыв лицо шляпой, и продолжила двигаться вперед. На станции было достаточно людно, и поэтому Бетрикс приходилось концентрировать внимание на поиске серебристого кейса. Он заметно выделялся, и я надеялась, что этого будет достаточно, чтобы проскользнуть мимо её взгляда.

По пути к Бетрикс я задержала дыхание. Она стояла на цыпочках, пытаясь разглядеть толпу сверху. Когда я подходила к ней, я была совершенно уверена, что она заметит мой мешковидный комбинезон и поймет, кто в действительности скрывается под шляпой.

Но как только мы сблизились, я быстро прошла мимо и направилась вниз по трубе. Еще через пятьдесят метров я сняла комбинезон, вытащила кейс и оставила тележку там, где велел уборщик. Затем я поспешила к месту назначения. Я надеялась, что они позволят мне взойти на борт пораньше на случай, если Бетрикс отправится искать меня.

Я уже могла видеть ворота терминала, когда отряд охранников закрыл дверь. Согласно мобиГласу, я не опоздала. Сперва я почувствовала замешательство, но потом заметила предупреждение на настенных мониторах, где говорилось, что все коммерческие рейсы отменены.

Неужели Бетрикс оказалась куда более влиятельной и отчаявшейся, чем я представляла?

Несколько разгневанных пассажиров уже выстроились в очередь у торгового прилавка. Я понимала, что ничего здесь не узнаю, однако я заметила группу беседующих охранников у торгового автомата. Я притворилась, будто зашнуровываю ботинки, а сама в это время внимательно прислушалась к их разговору.

– ... не знаю, почему, но нас изолировали...

– ... это медицинский карантин. Желтый код, так что ничего смертельно опасного. И всё же они не хотят, чтобы зараза выбралась со станции. Из-за неё люди начинают вести себя безрассудно. Слышал, что первый заболевший парень выщипал себе все волосы, один волосок за другим...

– ... вот чёрт, это значит, я пропущу сатабольный матч сына...

– ... по крайней мере, нам заплатят сверхурочные за опасность...

– ... они сказали, как передается болезнь?

– ... контактный вирус. Так что до тех пор, пока его не подхватят всякие гурманы, можно не бояться быстрого распространения...

Проклятье. Карантин. Кто знает, как долго он может продлиться.

После отмены коммерческих рейсов других способов покинуть станцию не осталось, если только мне не удастся найти капитана, желающего прорвать карантин. На обратном пути к главному терминалу я изучила список кораблей в поисках какого-нибудь маленького судна с новыми регистрационными номерами. Их пилоты, скорее всего, отчаянно нуждаются в кредитах, а значит, вполне могут согласиться помочь мне. Конечно, маловероятно, что кто-то из них возьмет меня на борт, но попытаться всё же стоило.

Я определила три корабля, которые могли бы согласиться увезти меня со станции, но затем услышала свое имя, произнесенное с отчетливым презрением.

– Сорри Лиракс, – сказала Бетрикс. Она стояла, скрестив руки.

– Похоже, тебе не удастся выполнить доставку.

– Если ты не заметила, никто не покинет эту станцию, включая тебя, – ответила я. – На данный момент ни мне, ни тебе не уложиться в срок с этой доставкой.

Когда на её лице появилась надменная и самодовольная улыбка, я поняла, что её уже поджидает корабль, следующий прямиком на Тирол IV. Похоже, Бетрикс тоже была не прочь прибегнуть к нестандартным методам.

– Давай сюда кейс. Ты проделала хороший путь, но твой рейс заканчивается здесь. Я дам тебе пять процентов в качестве жеста доброй воли, – сказала она, протянув руку.

– Почему ты вообще так сильно хочешь получить эту работу? – спросила я.

– Я коплю деньги на покупку корабля, дурочка, – сказала она. – Аврора LX. Лучший дальний перевозчик для вольнонаемного курьера. Чертовски комфортабельный. У меня в квартире на Сайсее есть реплика капитанского кресла из лакированной кожи. Не терпится поскорее установить его.

Огонь в её глазах буквально пылал. И хотя я не могла согласиться с её методами, я точно понимала, что движило ей. Та же самая причина толкала меня на постоянный риск с каждой доставкой. Мне очень не хотелось это признавать, но узнав о её мотивах, я поняла, что в действительности у нас может быть кое-что общее.

– Зачем? – настойчиво продолжила я.

– К чему все эти вопросы? – спросила Бетрикс, оглядываясь вокруг, будто бы ожидая ловушки с моей стороны.

– Уважь мою просьбу, и тогда я, может быть, отдам тебе кейс, – ответила я.

Бетрикс заметно отшатнулась из-за нелепости такого поступка при текущих условиях. Она практически проигнорировала мой вопрос, но затем сжала нижнюю губу, как будто вспомнила что-то недозволенное.

– Я не хочу быть привязанной к какой-то одной планете. Никогда. Космос – единственное место, где можно быть свободной и чувствовать себя в безопасности, – сказала она.

Какой бы огонь ни пылал в её глазах, его затмила тьма. Я даже не желала знать, что причинило ей столько боли. Почему-то я внезапно захотела обнять её с той же ненавистью, которую испытывала к каждому дюйму её гнусного нутра.

Пока я размышляла над безумной идеей, которую вот-вот собиралась ей предложить, я заметила, как со стоявшим неподалеку продавцом фруктов начали происходить какие-то странные вещи. Он сбросил свои товары на пол и принялся сортировать их по форме и размеру. Пассажиры вокруг расступались в стороны.

И это было не единственной странностью вокруг. Одна бизнес-леди швырнула на пол свой саквояж и начала раскладывать одежду по кучкам. Вдалеке я увидела, как в нашу сторону марширует группа людей в желтых костюмах химзащиты.

Проклятье.

– Послушай, нам не следует враждовать, – сказала я на одном дыхании. – Мы обе хотим одного и того же. Мы обе умны, сообразительны и целеустремлённы. Мы теряем кредиты в этом противостоянии, хотя могли бы работать в команде. Что если мы совершим доставку вместе, затем сложим наши кредиты для покупки Авроры, а я модифицирую её под экипаж из двух человек? Да, я знаю, что мы, скорее всего, по-прежнему будем ненавидеть друг друга, но так продлится всего год или около того. Я уверена, что после этого мы сможем заработать достаточно для покупки второго корабля, и тогда наши пути разойдутся. Подумай, прежде чем отказываться. Так мы сразу на несколько лет приблизимся к нашим мечтам о независимости. Если мы будем готовы смириться друг с другом, я уверена, что уже к концу этого года у нас будет корабль. А ещё через год или даже раньше каждая из нас сможет пойти своим путем.

На короткий и чудесный миг она превратилась в совершенно иного человека. В ней не осталось ни следа самовлюбленности, вероломства, ненависти... извините, продолжите сами. Я поняла, что никто никогда раньше не предлагал ей поработать вместе. Внезапно её высокомерное и зачастую злобное поведение обрело смысл, хотя я по-прежнему не знала, какие переживания послужили причиной его возникновения.

Затем черты её лица начали медленно черстветь, как будто холод в душе пробивал себе путь наружу. К моменту, когда слова "Нет, никогда" сорвались с её губ, у меня уже был готов новый план.

Хорошо. Но только потом не говори, что я не предлагала.

Я попыталась пройти мимо Бетрикс, но она так крепко схватила меня за руку, что я готова была поклясться, это не человек, а андроид, принявший человеческое обличье.

– Отпусти меня, Бетрикс, – потребовала я.

– Ты не завершишь эту доставку, – сказала она, потянувшись за кейсом.

Я попыталась освободить руку из её хватки, но она не позволяла. Люди вокруг нас начали расступаться в стороны, предчувствуя конфликт. Тем временем, специалисты в костюмах химзащиты уже подходили. Они тоже обратили на нас внимание.

– Не сейчас, Бетрикс, или нас обеих бросят в индивидуальный карантин, – возразила я.

Но либо Бетрикс не слышала меня, либо ей просто было всё равно. Она продолжала тянуть на себя кейс, стараясь вырвать его из моих рук. Команда в желтых костюмах изменила маршрут и уже целенаправленно приближалась к нам.

Когда я поняла, что она не отпустит кейс, я прокричала, – Она заразилась! Она заразилась! У неё вирус!

Правило номер шесть: Действуй как знаешь.

В момент паники и замешательства бери лидерство на себя. Только так ты сможешь воспользоваться сформировавшимся вокруг хаосом в своих интересах.

Ещё один урок, который я выучила от отца. Когда коррумпированная полиция приходила в "Золотую орду" с требованием взятки, мой отец подстраивал всё так, чтобы аккуратно к моменту их прибытия дальше по улице случался какой-нибудь "инцидент". По правде говоря, у отца был друг в департаменте, который иногда предупреждал его о рейде. Отец всегда находился снаружи во время инцидента – как правило, это был небольшой пожар или сообщение о карманной краже – после чего он начинал кричать и звать полицию, чтобы сотрудники потушили огонь или остановили воришку, которого так ни разу и не поймали. И хотя полицейские предпочитали собирать деньги, а не выполнять свою работу, они очень не любили, когда люди замечали, как они отлынивают от прямых обязанностей после явного указания на проблему.

По этой логике, несмотря на присутствие в поле зрения ребят в химзащите нескольких очевидных случаев проявления вируса, в первую очередь они займутся именно Бетрикс ЛаГранж, когда та попытается сбежать. В противном случае другие люди в терминале могут обратить внимание, что специалисты "не выполняют свою работу". Общественное давление со стороны сверстников – та ещё гадость.

В разразившейся суматохе я ускользнула от Бетрикс и на полной скорости устремилась дальше по коридору. В этот момент людей на станции охватила паника, что привело к полному беспорядку. Я бежала на поиски корабля, нанятого Бетрикс. Всего их было три, и мне сперва предстояло выяснить, какой из них мне нужен.

Сначала я подумала, что задача будет не из легких, но затем мне удалось узнать пункты назначения всех трех кораблей на Тангароа. На Тирол IV следовали два из них, но один был коммерческим. Это значит, оставался всего один вариант – Бетрикс собиралась лететь на «Валькирии Возмездия» – корабле, чье имя как нельзя кстати подходило к текущей ситуации.

Пятиминутный спринт по станции заставил мою руку трястись от тяжести серебристого кейса. Мне следовало поторапливаться, потому что с минуты на минуту должны были прибыть другие желтые костюмы. По громкой связи прозвучало объявление с просьбой о сотрудничестве. Беспокойный страх темной тучей нависал над людьми.

Следы действия вируса можно было наблюдать повсюду. Одна женщина в белом исследовательском халате при помощи отвертки разбирала кресла в зале ожидания. Она складировала спинки в одну кучку, а сиденья в другую, при этом пыталась отодрать обивку, чтобы тоже положить её отдельно. Ещё один мужчина размазывал по стене приправы из продовольственной зоны, соблюдая цвета. Третий человек опрокинул торговый автомат и ковырялся в его внутренностях, чтобы отсортировать содержимое.

«Валькирия Возмездия» стояла в частном отсеке ангара. Я побежала к кораблю, махая серебристым кейсом. Лифт опустился, но когда я нажала кнопку "Вверх", из переговорного устройства донёсся бездушный голос.

– Ты не Бетрикс, – произнес он с незнакомым мне акцентом. Казалось, будто бы он пытался скрыть полученное общее образование.

– Я её партнер. Кейс у меня, но её саму задержали. Она просила выполнить доставку, не дожидаясь её, – сказала я.

– Это не отменяет того факта, что ты не Бетрикс. Она наняла меня, поэтому я жду её, – ответил он.

– А как иначе я бы узнала о твоем корабле, если бы она не сказала мне? Впусти меня поскорее. Если мы не отчалим в ближайшее время, они могут подогнать сюда штурмовики, чтобы установить блокаду при карантине. А ты в таком случае не получишь свой бонус, – сказала я, посчитав, что Бетрикс предложила пилоту какую-нибудь премию.

Когда в ответ я услышала одни лишь помехи, я повторно нажала на кнопку и добавила, – Я подниму твой гонорар на двадцать процентов.

– Откуда мне знать, что ты не заражена этим вирусом со станции? – спросил он.

– Я никого не трогала, – ответила я, но осознав, что он не знает подробностей, добавила, – вирус передается через контакт. Я подслушала разговоры охранников.

Спустя несколько секунд тишины он произнес, – Двадцать пять.

– Идет, – сказала я, надеясь, что это не слишком много.

Когда платформа начала подниматься на корабль, я уже хотела вздохнуть с облегчением, хотя и понимала, что пока мы не вернемся в космос, я не посмею этого сделать.

Комната за кабиной была небольшой, но там располагалось одно откидное кресло. Я сунула кейс под него и пристегнулась.

– Готова! – прокричала я в надежде, что он услышит меня через дверь.

Я боялась, что он не станет заводить двигатели, особенно когда внутреннее освещение погасло, оставив меня сидеть практически в кромешной тьме, но затем я почувствовала внезапное головокружение и поняла, что мы движемся. Он отвязал корабль от гравитации станции, и мы, вращаясь, начали удаляться от неё. Импульс тянул нас к планете. Через кружащийся в иллюминаторе вид я наблюдала, как на станцию спускались спасательные суда ОЗИ.

Корабль начал набирать скорость по направлению к планете. В иллюминаторе замерцали искры. Я уже начала волноваться, что пилот погиб, когда в самый последний момент он вдруг включил двигатели и провел нас через атмосферу. Мы вышли в космос с другой стороны планеты, вдалеке от станции и приближающихся кораблей ОЗИ.

После успешного побега из зоны карантина корабль направился к прыжковой точке в Тирол. Капитан пригласил меня в кабину.

В свои без малого сорок лет он выглядел красивым и полным сил. Его кожа была оливкового цвета, а длинные темные волосы неряшливо растрепались и упали на плечи. Он смотрелся бы уместнее в дикой пустыне, на обдуваемой ветрами вершине холма, окруженной инопланетными деревьями, нежели в кабине корабля. Зубы у него были немного искривлены, но это лишь придавало привлекательности его улыбке.

– Сатчел, – представился он, протягивая руку.

Мы пожали руки, и я почувствовала, как от кисти вверх по предплечью пробежала теплая дрожь. Быть может, этот последний этап моего путешествия будет не таким уж и плохим.

– Любишь апельсины? – спросил он, предложив мне извлеченный из сумки фрукт. – На Гелиосе растут одни из лучших апельсинов. Вкус ясного солнца и пляжа.

– Конечно, – сказала я и слегка коснулась его руки, когда брала апельсин.

Он улыбнулся мне, от чего я ощутила небольшое покалывание на лице.

После забега по станции я чувствовала некоторую усталость. Кроме того, сказывалась общая нехватка сил, поэтому я просто молча чистила апельсин, пока мы неслись сквозь великую пустоту. Я надорвала кожуру ногтями и принялась отдирать её от плода. Когда с кожурой было покончено, я поднесла фрукт к носу. Пилот был прав, этот апельсин действительно пах ярким солнцем. Сладкий солнечный свет, и никак иначе. Я сделала глубокий вдох. Аромат притупил мое изнеможенное состояние. Прежде чем я оторвала дольку и положила её в предвкушающий рот, я обратила внимание на капитана Сатчела, который проводил какие-то странные манипуляции у себя на коленке.

Он уже почистил свой апельсин, но вместо того, чтобы съесть его, он принялся собирать кусочки одинакового размера и раскладывать их на ноге. Как только мы обменялись взглядами, я увидела страх в его глазах. У него был вирус, а значит, и у меня тоже. И мы находились слишком далеко, чтобы получить помощь.

[18:15:25]

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Перевод: H_Rush

Оригинал

H_Rush administrator